Бойцы несуществующего фронта…

Германия в очередной раз сокращает свою армию. В очередной – поскольку за последнее время сообщения о сокращении Бундесвера стали уже настолько привычными, что почти не заслуживают внимания местной прессы. Нынешнее все-таки “заслужило” – как-никак закрывается более ста опорных пунктов армии на территории ФРГ, в том числе полностью расформировывается седьмая танковая дивизия.

Нельзя сказать, что общественность никак не реагирует на это – пресса пишет о потере рабочих мест, связанных с обслуживанием военных подразделений, оппозиция требует от правительства проведения экономических программ, которые компенсировали бы потери этих мест, правительство логично возражает, что на сэкономленные деньги оно планирует сделать нечто гораздо большее для регионов, затронутых сокращением. Перебранка в прессе идет достаточно вяло – аргументы и контраргументы сторон известны заранее, и в том, что содержать армию в сегодняшнем виде слишком дорого, а главное бессмысленно, не сомневается никто.

Немецкая армия всегда финансировалась по остаточному принципу. Достаточно вспомнить, что основной танк германской армии “Леопард-2″, проектирование которого началось еще в 1967 году, поступает на вооружение с 1979 года. Планы создания нового танка давно заморожены, немецкая армия “счастлива” тем, что хотя бы часть уже существующих машин будет модернизирована – на большее нет денег. Да и откуда им взяться, если сам смысл существования нынешних немецких танковых дивизий ставится под вопрос. В старые добрые времена “холодной войны” им была отведена почетная роль задержать продвижение советских танков хотя бы на три-четыре дня. На большее, при десятикратном превосходстве советских танков, расположенных только в ГДР, рассчитывать было бы уже слишком оптимистично.

Большинство немецких военных специалистов было склонно к более реалистичной оценке советского командования – в случае войны, стратегически важные пункты Германии будут захвачены в течение 4-5 часов. В этом варианте Бундесвер должен был практически перейти к тактике партизанской войны – не дать противнику закрепиться на позициях и подогнать тяжелую технику. Все мосты в Германии спроектированы с обязательным “элементом” конструкции – точкой, в которой заранее рассчитаный заряд должен был привести этот мост в негодность, причем так, чтобы восстановление его была максимально затруднено. По сути, это и должно было стать тем основным фактором, на который, собственно, возлагались надежды задержать советские танки. Слава Богу – все это уже стало историей, занятными фактами из десятилетий противостояния двух блоков…

ФРГ стало слишком дорого содержать армию, создаваемую в те времена. Что, разумеется, не означает, что армию собираются расформировать, просто перед этой армией сейчас стоят совершенно другие задачи, и для решения этих новых задач гораздо важнее перевооружить немецкую мотопехоту – к примеру, новый стандарт автомата G36 с оптическим и лазерным прицелом, подствольным гранатометом. “MOUT” (сокращение от английского: Military Operations in Urban Terrain (“Военные действия в городских условиях”). Такое же название носит концепция создания новой немецкой армии и подразумевает действия армейских подразделений против террористов. “Леопарду-2″ просто уже не находится места в этих концепциях, а содержать его, как упоминалось, слишком дорого. Такие концепции приняты всеми странами НАТО под разными названиями – FIST (Future Infanterie Soldier Technology) в Англии или Land Warrior в США.

Иное дело Россия, лозунгом которой давно уже стало классическое: “Мы пойдем другим путем!..” Если ознакомиться с западными концепциями развития армий и после этого почитать российскую прессу о состоянии и концепции развития российской армии, узнать мнение российских генералов, то возникает впечатление легкой неадекватности, быстро переходящее в ощущение бреда…

С.А. Маев – начальник Главного автобронетанкового управления Министерства обороны Российской Федерации, “Заслуженный военный специалист Российской Федерации”, обладатель Премии Правительства Российской Федерации в области науки и техники, кандидат технических наук, генерал-полковник.
- При возникновении конфликтных ситуаций в обозримом будущем вблизи границ России вероятность противостояния с воинскими контингентами НАТО или современными образцами БТВТ НАТО близка к абсолютной. Исходя из этого, развитие образцов БТВТ ВС РФ должно обеспечивать адекватный боевой потенциал нашим сухопутным группировкам.

И далее, отвечая на поставленный самому себе вопрос “В чем же состоит суть новых требований к БТВТ?” бравый генерал бодро отвечает: “…в обеспечении производства образцов БТВТ в больших количествах, что обусловлено необходимостью”. В другом месте он говорит в интервью российской прессе о необходимости массовых закупок нового российского сверхтанка “Черный орел”.

Если Германия сокращает количество тяжелых танков, США модернизирует и заказывает новые легкие штурмовики А-10, главным достоинством которых является их низкая стоимость, а Россия гордится истребителями пятого поколения, действительно превосходящими аналогичные истребители стран НАТО практически по всем показателям, но использовать которые против террористических группировок примерно столь же эффективно и экономически оправдано, как покупать уже упомянутый “Черный орел” для поездок до ближайшего ларька за бутылкой пива – это адекватно?… Это что – самая насущная проблема российской армии в настоящий момент, в остальном – “порядок в танковых войсках”?..

Андрей Макаревич году еще в 1979 написал песню “Маленькие герои”, в которой звучали слова:
А враги – гора горою, мимо нас глядят устало.
Они вовсе не герои, но огромные, как скалы.
И холодные как льдины, не воюют, а скучают.
Мы бы всех их победили, только нас не замечают.

Так давно – и так актуально….

Comments are closed