Ислам и будущее Европы

Убийство голландского режиссера Theo van Gogh вновь поставило вопрос о межрелигиозных отношениях и толерантности в Европе. Неприятный и неудобный вопрос для всех демократических партий.

Где должна проходить граница между толерантностью в отношениях различных религиозных мировоззрений и необходимостью государства защищать своих граждан от экстремизма? Как вообще дать определение религиозного экстремизма, если тексты всех мировых религий поставляют цитаты, оправдывающие практически любые действия против инаковерующих? Как относится к мусульманским проповедникам, утверждающим, что мини юбки надевают христианки именно потому, что сами и добровольно признают себя, своё тело товаром, что выставив прелести своего тела на обозрение другим мужчинам они сознательно выбирают получать за этот товар здесь и сейчас земные благи, а соответственно и относиться к ним необходимо как к товару, не забыв только после этого вознести молитву всевышнему и помыть руки?

Это – уже экстремизм или только свобода вероисповедания? А если это неправомерно, то как относится к фильму упомянутого голландского режиссёра, в котором утверждается, что большинство мусульман избивают и насилуют своих жён, в котром демонстрируется обнажённые тела женщин, с написанными на них верзами корана – это ещё критика или уже оскорбление чувств верующего?

Я не завидую будущим судьям убийцы – какой бы приговор они не вынесли, проклятия в их адрес раздадутся из одного или другого лагеря. Судьям в Европе вообще всё чаще приходится заниматься не присущей им деятельность – решать вопросы религиозного и морального характера. Пример тому, не так давно решившийся вопрос с Метином Капланом, прозванным в немецкой прессе “проповедником ненависти”.

В 1983 году, в одном районов Кельна, он “скромно” провозгласил “государственный халифат” – со своими министрами, послами, налогами. Целью этого государства было провозглашено свержение светского правительства Турции и установление там мусульманского государства. Суды внезапно оказались перед практически неразрешимой проблемой – с одной стороны Каплан вел запрещённую законами религиозную пропаганду насилия, направленную против дружественной страны.

С другой стороны, в Турции, которая требовала его депортации, Каплан обвинялся в государственной измене, ему грозила смертная казнь и пытки, а тем самым он попадал под действие закона о защите политически преследуемых. В 1999 году юстиция получает возможность посадить этого “религиозного” деятеля за решетку. Но только после того, как в Берлине был создан другой “халифат”, провозгласивший себя более “правильным”, и Метин Каплан объявил премию в 1 млн. марок за убийство “незаконного халифа” Берлина. Конкурент действительно был убит, произошедшее уже попадало под действие уголовного кодекса Германии. Каплана посадили на пять лет за призыв к убийству – доказать, что он имел к нему непосредственное отношение оказалось невозможным.

Но той же немецкой юстицией был выслан за многочисленные случаи воровства и драк турецкий подросток, выслан как раз в полном соответствии с буквой закона, как турецкий гражданин, многократно привлекаемый к уголовной ответственности на территории Германии. Доводы адвоката, что юноша только по паспорту может быть назван гражданином Турции, поскольку родился и вырос в Германии, всего пару раз посещал в качестве туриста свою “паспортную” Родину и, наконец, просто не говорит по турецки, не были приняты во внимание. Закон есть закон, а судья обязан быть в первую очередь слугой закона и только потом давать волю своим эмоциям и личным соображениям.

Политикам всё-таки проще, они единогласно осудили экстремизм в крайнем его проявлении – убийстве – и постарались забыть о произошедшем, точнее стараются забыть. Поджоги мечетей, синагог, храмов, уличные бои продолжаются в Голландии как реакция с обеих сторон, уже больше недели. Сейчас уже очевидно, что происходящее существенно прибавит на будущих выборах процент избирателей радикальным партиям, которые говорят о разрушительной роли мусульманства и требуют ужесточить законы против иностранцев,

Насколько вообще нужны иностранцы в Европе?…

Немного статистики – согласно данным Рейнско-Вестфальского института экономических исследований (RWI), они приносят Германии и обществу на 15 млрд евро больше, чем получают из бюджетных фондов, что составляет примерно 5% годового бюджета страны. Много это или мало?…

Попробуем представить на таком примере – при создании европейского сообщества были чётко определены несколько критериев обязательных для участников союза, одним из которых является максимально возможная сумма ежегодных займов государств в 3% от годового бюджета. В прошлом году Германия получила официальное предупреждения от европейского правительства за превышение этой суммы на 0,5%. Другими словами, если иностранцы, подавляющее большинство которых составляют мусульмане-выходцы из Турции, в одночасье покинут ФРГ, то государству неизбежно придётся “занимать” недостающую сумму, что, в свою очередь, означало бы неизбежное исключение Германии из числа стран-членов европейского сообщества…

Сказать, что иностранцы нужны Европе значит практически ничего не сказать – на самом деле они давно стали одним из краеугольных камней экономики. Будущее Европы зависит сейчас от решения вопросов, связанных с проблемой совместного проживания людей различных культур и конфессий.

Духи, которых я вызвал…

Искать корни религиозного экстремизма стало одним самых популярных занятий в последнее время. Будут они найдены в строках Библии или в верзах корана зависит, в большинстве случаев, только от религиозных убеждений автора поисков. Аргументы обеих сторон звучат абсолютно убедительными. Действительно, попробуй объяснить стороннему наблюдателю почему “крестовый поход христианского мира”, провозглашённый президентами одних стран, убедительнее “священной войны с насилием западной культуры над ценностями ислама”, провозглашаемый лидерами другой?..

И при этом упорно обходится молчанием то, что долгие годы “холодной войны” исламская карта вновь и вновь разыгрывалась двумя сверхдержавами в своей борьбе за сферы влияния. Практически все сегодняшние террористы в зависимости от политической коньюнктуры успели побывать как лучшими друзьями, так и заклятыми врагами двух противостоящих друг другу блоков, не забывавших при этом говорить о “помощи и солидарности с развивающимися странами”. Христианский мир не создал мусульманство, но, во многом, был создателем самого отвратительного его ответвления – исламского терроризма.

В старой рождественской сказки Диккенса чёрствого скрягу Скруджа посещают три духа, показывающие ему его прошлое, настоящее и будущее. В сказке Скрудж меняется к лучшему…

Comments are closed