Нормальная политическая ориентация

- Простите, Вы не подскажите, как найти Брайтештрассе?..
Молодой человек оборачивается и, коротко оглядев меня, с дружелюбной улыбкой интересуется: “Вы пешком или на машине? Если на машине, то лучше оставьте её на стоянке здесь – в центре практически не найти мест для парковки…” Я что-то говорю, он что-то отвечает, а в голове у меня проносятся паничные мысли: “Ёлы, он же голубой… Точно – глаза подведены, губы накрашены… А если кто-то из моих знакомых увидит меня с ним, как мы тут мило беседуем?.. Бежать?.. Он наверняка услышал мой акцент. Если я сейчас развернусь и уйду, то это будет просто оскорбительно. Он решит, что все русские – просто хамы…”

Я стараюсь вести себя естественно или хотя бы так выглядеть. И всё-таки чувство некоторого дискомфорта не оставляет меня даже после того, как мы уже разошлись, каждый по своим делам, пожелав “хорошего дня” друг другу. Минут через пять до меня, наконец, доходит причина : “Боже… Да ведь он достаточно откровенно старался мне понравиться…” В этот момент я внезапно понял, как примерно должна себя чувствовать сногшибательная блондинка с рекламного плаката напротив при общении с мужчинами… Ну, то есть при общении с… С теми, кто предпочитает женщин в качестве сексуальных партнёров.

Не уверен, что количество гомосексуалистов в Европе намного превышает российское, но они совершенно перестали стесняться этого. Быть “немного не таким” в шоу-бизнесе давно уже стало более или менее нормой. Если ещё совсем недавно он было практически единственной областью, где открыто заявляли о “нетрадиционной ориентации”, то теперь это стало для большинства… Нет, не популярным, просто – всё равно. Ради интереса, вопрос об отношении к гомосексуализму я задал, наверно, десятку различных людей – ответы практически не отличались друг от друга:
- А мне-то что? Пока они не будут ко мне приставать – мне-то что…

Эту же точку зрения, правда, в несколько более привычной для законодательного собрания форме, примерно с полгода назад высказали и депутаты Гамбургского парламента в ответ на запрос главы местной право-популисткой партии. Собственно, запросом это и не было. Депутат просто обвинил члена одной из парламентских комиссий в связи с парламентарием оппозиционной партии и поставил вопрос о депутатской чести.

Вопросы не замедлили прозвучать, причём, как с правящей стороны, так и со стороны оппозиции:
- Имеются ли у поставившего вопрос депутата доказательства того, что упомянутые им в выступлении члены парламента злоупотребляли своим служебным положением? И если да, почему он не посвящает своих коллег в суть этих доказательств?
- Если таких фактов нет, считает ли поставивший вопросы уместным обсуждать в парламенте интимные стороны жизни своих коллег?
- И, наконец, покинет ли поставивший упомянутые вопросы депутат добровольно парламент, или уважаемому собранию депутатов придётся ставить это вопрос на голосование и тем самым бессмысленно расстрачивать деньги налогоплательщиков на решение очевидных вопросов?

Он ушёл сам. И из парламента и с поста председателя партии.

В Европе кажется наступили-таки времена, когда обществу, избирателям перестали быть интересны в первую очередь интимные детали жизни политиков. Будущий мэр Берлина, кандидат от немецких социал-демократов, в ходе предвыборной компании и не собирался скрывать своей орентации. Его примеру последовал председатель партии свободных демократов Гидо Вестервеле. Нет, он не собирал прессконференции и не давал эксклюзивного интервью – он просто появился на публике со своим другом. Пресса отметила это даже с каким-то удовлетворением: наконец-то признался в том, о чём и так все уже знали.

Не могу сказать, что меня не совсем не задевают такие вещи, но…

У С. Лукьяненко я прочитал когда-то такие слова героя романа “Императоры иллюзий”, сотрудника службы безопасности: “…он подумал, что если межрасовые контакты легализуют, то надо будет настроить общество против чего-то другого. Против мазохизма, гомосексуализма, или поцелуев в губы – это уже детали. Нельзя терять такой удобный слой информаторов”. И задумался… Что же тогда останется спецслужбам и “жёлтой прессе” в обществе, в котором будет приниматься всё и о человекае будут судить только по его убеждениям, а не по пикантным подробностям его интимной жизни?..

Местная жёлтая пресса быстро “подсказала” мне решение. Не так давно одна из таких газет всё-таки нашла повод ещё раз вспомнить о мере Берлина – его заподозрили в… гетеросексуализме. Скандал! На одной из вечеринок он целовался с актрисой – стопроцентной женщиной!

Ну, почти скандал… По местным меркам – всё-таки почти.

Comments are closed