Неонацизм – трогать или не трогать?

неонацизм

Иногда, после прочтения отечественной прессы, у меня возникает ощущение, что Россия находится на вечной передовой. На этом фоне Европа кажется тихой гаванью, да что там гаванью – болотом… В российском парламенте депутаты устраивают голодовки, выступают со скандальными заявлениями о запрете еврейских организаций, а в Европе? Сплошная политкорректность, сплошные “уважаемые шкафы” и уважаемые оппоненты…

Если честно, политкорректность все-таки существует и, если бы одна из местных партий выступила бы с законопроектом о запрещении всех еврейских организаций, то этим делом занялась бы прокуратура. Не знаю, может быть, местные прокуроры менее брезгливы в своем отношении к тому самому, что трогать действительно неприятно и даже опасно для обоняния, но к своей обязанности следить за соблюдением законов они относятся очень серьезно. Так же серьезно, как представители либеральных партий левого и правого толка, и уж тем более правительство. Говорить об этом на международных встречах не принято – все-таки это то самое грязное белье, выставлять которое на обозрение всего мира просто неприлично, с этим предпочитают бороться всеми доступными в правовом государстве методами, начиная от дискуссий и демонстраций протеста до судебного преследования.

По суду был запрещен уже целый ряд таких партий – последней стала Республиканская партия. Сегодня под угрозой нового судебного процесса находится Национальная партия Германии. Первый процесс, начатый правительством ФРГ, закончился практически ничем – суд отказался дальше рассматривать дело, после того, как выяснилось, что один из информаторов немецкой спецслужбы занимал достаточно высокий пост в правлении партии. Нет, разумеется, спецслужба обязана была следить за потенциально опасной для конституции страны организацией – чем еще им заниматься в демократическом государстве, с этим вопросов не возникло. Однако, доводы адвокатов НПГ, что информатор являлся по сути государственным чиновником, то есть работал на обвинителя, а занимаемый им пост в правлении партии вполне мог дать ему возможность манипулировать некоторыми документами, которые были предоставлены в качестве улик, суд был вынужден признать вполне обоснованными. Не знаю, позавидовал ли в этот момент Шредер сердечному другу Владимиру, но, как говорят немцы, правительству пришлось “проглотить жабу” и выслушивать далеко не безобидные замечания оппозиции о профессионализме юристов правительства.

Надо сказать, что немецкие неонацисты начинают вести себя более умно – лозунги вроде “Германия для немцев!” уже практически вышли из употребления, да и тяжелые армейские ботинки, в сочетании с бритыми затылками многие вчерашние скинхеды сменили на аккуратные прически со строгими костюмами. Основной темой неонацистов стали полемические высказывания о бомбардировках немецких городов английской и американской авиацией в 1944-45 годах. Собственно, тема эта периодически поднимается в немецкой, да и в английской печати. Военная необходимость налетов на мирные кварталы немецких городов, не говоря уже о моральной стороне дела, давно уже ставится под сомнение.

Другое дело, что нацисты пытаются использовать эти налеты, сравнивая их с уничтожением евреев, и говорят о “немецком Холокосте”, устроенном англичанами и американцами. Какова реакция со стороны демократических партий и правительства? Обращение в прокуратуру с целью проверки допустимости таких высказываний, организация на каждую неонацистскую демонстрацию еще больших, подчеркнуто мирных демонстраций. Последним примером такой акции стал ответ на пятитысячный митинг нацистов в Дрездене другой демонстрацией, получившей название “Демонстрация роз”, и зажиганием 10 тысяч свечей (по одной от каждого жителя) на площади перед оперным театром города.

Примечательно, что активность неонацистских групп давно уже сместилась в восточные земли Германии (бывшая ГДР) и даже получила там довольно большую популярность в отдельных землях. Так, в земле Захсен националисты получили 10% в парламенте и даже опередили социал-демократическую партию. Причин такой их популярности именно в восточных землях несколько: высокая безработица (до 25% в отдельных общинах), несколько более низкий уровень жизни. Даже социальные выплаты в восточных землях до сих пор немного ниже чем в западных. По мнению большинства социологов, все это только отчасти объясняет популярность нацистов.

Одной из основных причин называется двойственность оценки многих из событий второй мировой войны вообще и налетов союзной авиации в частности. Если в ГДР практически повторяли вслед за Геббельсом однозначно негативную оценку событий, не слишком-то стесняясь в выражениях о преступлениях против человечности со стороны “англоамериканского империализма”, то в ФРГ эта тема долгое время практически оставалась табу. Сейчас многие говорят о том, что это застенчивое молчание о налетах позволило стать неонацистским партиям практически монополистами этой темы. Но ситуация меняется, когда речь заходит о правительстве Шредера – говорят о том, что это первое правительство, члены которого родились уже после окончания второй мировой войны. “Мы не виноваты за нацистскую Германию – мы только несем ответственность за то, чтобы это не стало вновь возможным в современной Германии”, – такими словами завершил главный редактор журнала “Шпигель” редакторскую статью, посвященную юбилею налета на Дрезден. 10 тысяч зажженных свечей перед зданием Дрезденской оперы стали и свечами памяти погибшим мирным жителям.

Нет, назвать тихой политическую и общественную жизнь ФРГ никак нельзя. И здесь есть свои “вечновчерашние, ничего не забывшие и ничему не научившиеся”. Тут Россия мало чем отличается от Германии. Кардинальные различия видны только в позициях государственных мужей – они не сокрушаются об этом на международных встречах, а предпочитают сами, не боясь запачкать руки, заняться той самой грязью, которую настоящий хозяин просто-напросто выкидывает из дома. А то ведь провоняет все до последней степени…

Comments are closed