Мусульманин вопреки самому себе

Вот уже некоторое время, стремясь к большей точности и краткости, я пытаюсь систематично изложить на бумаге все философские истины, которые, по моему мнению, можно установить вне всякого логического сомнения. Итогом такой пожизненной борьбы с ограниченным доступом человека к реальности должен стать необычный подарок ко дню рождению моего сына Александра1.

В ходе работы меня осенило, что характерная позиция атеиста не разумна; что человек просто не может уйти от решения уверовать; что сотвореность всего существующего вокруг нас очевидна; что Ислам несомненно пребывает в величайшей гармонии с окружающим миром. Таким образом, я понял – и это поразило меня, – что шаг за шагом, вопреки самому себе и почти неосознанно, в чувствах и мыслях, я превратился в мусульманина.

Теперь остается сделать только последний шаг – официально объявить о моем обращении в Ислам.

Ля иляха ильляллах, Мухаммад расулюллах

Бонн, 25 сентября 1980 г.

В Исламском центре г. Кельна я произнес свидетельство веры, шахаду: «Ля иляха ильляллах, Мухаммад расулюллах», и выбрал себе исламское имя Мурад.

Отныне я – мусульманин.

Я достиг желаемого.

Почему не учетверенность?

Бонн, 26 сентября 1980 г.

Если можно представить себе Святую Троицу, то отчего бы богу не быть в четырех подобиях? Если «Перворождение», то есть «Эманация», имеет ту же природу, что и Первопричина, почему тогда в этой природе не участвует и второе истечение? А было бы создано понятие Троицы, если бы отцы Церкви не знали философов-неоплатоников Плотина и Прокла, которые в «Liber de causis» («Книга о причинах») разграничивают между «космосом» (Бог-Отец?), «умом» (Святой Дух?) и «душой» (Сын?)? То есть тетралогия эманаций столь же христианская, сколь и гностическая.

Comments are closed