Диктатуру заказывали?

К третьему, заключительному этапу создания Общественной палаты Владимир Соловьев подгадал дуэль с наиболее соответствующей духу этого нового института проблематикой. С его подачи Валерия Новодворская вызвала к барьеру писателя Михаила Веллера. Успев пожить на Западе и, подобно многим своим коллегам, разочароваться в демократии (вспомним Солженицына, Зиновьева, Лимонова), он вернулся на родину (не историческую), чтобы, как заклеймила Валерия Ильинична, работать на Путина.

Работа эта сводится к публично отстаиваемому г-ном Веллером тезису о необходимости в России конституционной диктатуры – писатель не видит иного способа реальной борьбы с поработившими нас кровососами. В семнадцатом году тоже спорили о свободе, – напомнил он. – Вместо этого Керенскому нужно было перевешать тысячи три большевиков и тем предотвратить уничтожение ими миллионов. Коррупция побеждается лишь китайскими методами, единственный шанс российского народа – диктатор!

Таковы вехи г-на Веллера, не отличающиеся особой новизной. Предваряя дуэль, ведущий отметил, что идею твердой руки сегодня готова поддержать даже интеллигенция. Заслуга г-на Веллера собственно состоит в том, что он легализовал в нашем политическом обиходе слово диктатура и не только легализовал, но связал с ним самые прогрессивные чаяния, напомнив, например, что было бы с процветающей ныне Испанией без диктатуры Франко или с Чили – без генерала Пиночета. По части убежденности г-н Веллер ничем не уступал сопернице, в любой ситуации повторяющей свое либеральное евангелие. На этот раз оно звучало так: “Я не политик, я миссионер, я прогрессор – человек, который не может видеть рядом с собой рабов. Мы не дадим вам успокоиться при любой диктатуре. Демократия – это выбор квалифицированного народа!” Иначе – будем бомбить! – не преминул вставить остроумный г-н Соловьев, неизменно являющийся главным фигурантом в своем ток-шоу.

В самом деле, зачем г-ну Соловьеву понадобилась диктатура? Пусть чисто риторически, пусть сам же он снисходительно заметил Веллеру, что со своим прожектом конституционной диктатуры тот является человеком, еще более наивным, чем Валерия Ильинична.

Вряд ли читателю нужно объяснять, что в выборе темы спонтанность у г-на Соловьева исключена. Тут требуется попадание в десятку, подтверждение того, что политику партии одобряем! Это не означает, разумеется, что ни одну дуэль не может выиграть, скажем, г-жа Хакамада. Это означает лишь то, что выиграна быть не может дуэль по принципиальному вопросу – иначе Володя не состоял бы особо доверенным лицом, пережившим и знаменитого Савика, и Леонида Парфенова и ведущим целых трех передач (включая “Апельсиновый сок”) – явление, на нашем ТВ уникальное.

В канун Рождества, пусть и католического, заявить в популярнейшем ток-шоу диктатуру… Что хотите, но такое не происходит случайно. Существует, следовательно, заказ – сами понимаете, не интеллигенции, при всем уважении к ней власти. Заказ на всенародное одобрение идеи, которая не только носится в воздухе, но и воплощается в жизнь.

В который раз отдадим должное ведущему, подобравшему отличных исполнителей: стоящая за гранью ответственности благороднейшая Валерия Ильинична и не менее достойный и оторванный от отечественной действительности писатель, при всем своем антилиберальном протесте являющий продукт западной демократии и в силу этого не способный постичь российскую специфику. Понять, то есть, что диктатура у нас возможна исключительно в сталинско-китайском варианте.

Это, по-видимому, и имел в виду г-н Соловьев, упрекая Михаила Веллера в наивности. А, заодно намекая, что установленная официально диктатура только усугубит главную болезнь нашей власти – стремление ни за что не отвечать. Ибо, строго говоря, разве прописанных в конституции полномочий г-ну Путину недостаточно для того, чтобы избавить народ от кровососов уже сегодня? Наконец, кто такие эти гипотетические кровососы – отсутствуют ли они в ближнем окружении президента, не может ли быть обвинен в коррупции любой высокий чиновник кремлевской администрации?

Подумать бы Валерии Ильиничне вместе со своим секундантом г-ном Боровым, прежде чем принимать приглашение г-на Соловьева: кому, а, главное, для чего понадобилась эта дуэль? Готов согласиться, что Валерия Ильинична выше прагматизма и поет, как птичка на ветке, любимую песню, не взирая на обстоятельства. Но Константин Натанович-то, в свое время сумевший избраться в Государственную думу по антисемитской вотчине батьки Кондрата! Мог бы, кажется, объяснить подруге нехитрый расклад: что никаких шансов в предстоящем споре она не имеет и самим фактом своего проигрыша, составившего более чем один к трем, обречена подтвердить согражданам насущность и жизнеспособность диктатуры. Института, который в российских условиях заведомо лишается каких бы то ни было приписываемых ему плюсов – прежде всего, ответственности за реализацию программы ликвидации кровососов. Да и кто утвердит эту программу? Разве не сами кровососы при совещательной роли Общественной палаты, которая, будем надеяться, к тому времени уже заработает?

Comments are closed