“Зона” в свете жития тов. Щелокова

Любителям посравнить да посмотреть век нынешний и век минувший вчера вечером TV предоставила очередную такую возможность. После занимающих прайм-тайм на НТВ сериалов “Зона” и “Ментовские войны”, канал “Россия” показал документальный фильм о советском министре внутренних дел Николае Щелокове, имевшем счастье (оно же, как оказалось, несчастьем) работать с Брежневым еще в Молдавии и быть его другом, насколько возможно быть другом Генерального секретаря КПСС. Из министерского жития, между прочим, следует, что, как и многие другие реалии нашей нынешней действительности, милицейский беспредел не есть завоевание демократии. Он имел место и в благополучные семидесятые. Согласно докладной записке в Политбюро зав. отделом ЦК КПСС Альберта Иванова, по адресу не дошедшей, но стоившей ему жизни (по официальной версии Иванов покончил самоубийством на пороге своей квартиры, будучи в трусах и майке), московская милиция убивала граждан едва ли не чаще, чем раскрывала преступления. Другое дело, что вряд ли среди чиновников соответствующего ранга сегодня найдется такой Иванов, который рискнет представить на самый верх подлинную картину состояния борьбы с преступностью.

В фильме есть немало фактов, стимулирующих умственную деятельность. Скажем, следователи, занимавшиеся после смерти Генсека делом опального милицейского министра, отсняли принадлежавшее ему имущество на пленку и предъявили ее на суд Политбюро. Отзыв высочайшего синклита был такой: Если это увидит народ, он возьмется за вилы!.. А ведь шокировавшие руководителей страны злоупотребления, взятые вместе, тянули всего на полмиллиона рублей. Даже по нереальному тогдашнему курсу ($1=65 коп.) какие-то семьсот тысяч долларов – сегодня они доступны любому начальнику УВД и городскому прокурору.

Или такая деталь: после смерти Андропова к власти приходит Черненко, в прошлом тоже молдаванин. Казалось бы, у Щелокова появляется реальный шанс: позволил бы наш Владимир Владимирович обидеть своего бывшего сослуживца? Генсек, однако, вынужден был учитывать, что в обществе успело сложиться негативное мнение о Щелокове, не считаться с общественным мнением не мог и Генсек. Вот вам повод вспомнить наши успехи в борьбе с терроризмом, связанные с именем питерского президентского знакомца Патрушева, умудрившегося не посетить Беслан в дни, когда, строго говоря, директору ФСБ не посетить его было нельзя. Вряд ли г-н Патрушев пользуется в народе большей любовью, чем главный брежневский милиционер, но ведь процветает.

Показанный в стык с “Зоной” и “Ментовскими войнами”, фильм о Щелокове позволяет уяснить специфику текущего момента. Оставим подоплеку противостояния Андропова и Щелокова – объективно это противостояние являлось залогом борьбы со злом, ибо подразумевало наличие реального контроля, который исключает беспредел. Не то сейчас – в обстановке полного единства, когда на всех ключевых постах в государстве сидят люди одной команды, одной, как принято теперь говорить, ментальности, основу благополучия которых образует корпоративный произвол. Произвол привел их во власть, произвол обеспечивает постоянное расширение их властных полномочий, произвол гарантирует им независимость от закона. Не мною подмечено: суть существующего в стране строя составляет всевластие ментуры, прокуратуры и спецслужб. В сотрудничестве с независимым судом оно и превращает страну в зону, куда, случись на то правоохранительная воля, можно сплавить любого.

Замечательно, что большая часть контингента “Зоны” – не осужденные, а подследственные. То есть люди, относительно которых государством утверждена презумпция невиновности. Администрация учреждения может сделать с ними все что угодно. Главное свое назначение – помогать следствию – она исполняет без страха и упрека, не сознаться у нее нельзя, если, конечно, ты не Ходорковский и не на заметке у Запада. И притом никто не будет отвечать. Заурядный сюжет: сунули бывшего следователя в хату к блатным – следователя, считай, нет. Кто виноват? Да никто, элементарная неувязка, вертухай не в ту хату завел!.. Ну, объявят вертухаю выговор или, упаси бог, уволят со службы. Хотя если за такое увольнять, работать некому будет.

Теперь, наконец, мы имеем возможность осознать, на что осужден бывший владелец “ЮКОС”а. Полученные Михаилом Борисовичем восемь лет нужно помножить на режим особого благоприятствования, который, надо думать, постарается обеспечить ему хозяин при посредстве вставшего на путь исправления актива. Надежда одна: на тех самых бывалых зэков, которые знают, что прессуют у нас не плохих, а хороших.

Но ведь что-то же, господа, надо делать. Поскольку идет к тому, что завтра у хозяина может оказаться любой, и помочь ему будет трудно. Впрочем, мы ведь и делаем: много у нас регионов, где убедительно не побеждает партия президента? И будет побеждать! – смотрите фильм “Зона”.

Comments are closed