Предварительная Дума

А ведь враги смеялись над изобретением нашего президента: что это, мол, за рекомендательный орган и кто его будет слушать? Уж, во всяком случае, не Дума, которая станет Изобретателя ревновать к его любимому детищу. Не подтвердилось. Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью, и наша Общественная палата, собравшая лучших сынов России, не только не соблазнилась популизмом, толкавшим её сделаться соперницей Думы, но стала верной помощницей депутатов, инициируя начинания, до которых сами они вряд ли бы додумались.

Что не додумались бы, неудивительно: депутатов выбирает население, тогда как членов палаты (пусть официально лишь треть) – непосредственно президент, чей талант подбирать и расставлять кадры служит основой нынешней стабильности, а также (воплотившись в г-не Медведеве) гарантией претворения в жизнь национальных проектов. Вот где сосредоточен главный резерв дальнейшего совершенствования нашей суверенной демократии: депутатов должен также назначать Владимир Владимирович!

Пусть даже, верный конституции, на следующие четыре года он временно прервёт своё президентство, лишь бы остался на кадрах, продолжая двигать во власть (желательно также и в бизнес) наиболее достойных, не забывая при этом и о ротации общественников. Чтобы последующие члены Палаты оказались не менее достойными, чем её первооткрыватели, недавно, если помните, обратившие внимание Федерального собрания на необходимость четкого юридического определения понятия экстремистская деятельность. Иначе нельзя поручиться, что на грядущих выборах в Думу не проникнет нежелательный элемент, посягнув на святая святых российской государственности, так сказать, изнутри.

Голос общественности слушают у нас незамедлительно, и уже на прошлой неделе соответствующие законодательные поправки в Думу были внесены. Закон “О противодействии экстремизму” пополнился его дополнительным видовым признаком: :клевета в отношении лица, замещающего государственную должность Российской Федерации, при исполнении им своих служебных обязанностей или в связи и сих исполнением, соединенная с обвинением указанного лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Не был обойден и закон “Об основных гарантиях избирательных прав граждан”, также получивший антиэкстремистскую составляющую: Выступления кандидатов, их доверенных лиц на публичных мероприятиях, в СМИ, в информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования (включая сеть “Интернет”) не должны призывать, побуждать или оправдывать совершение деяний, содержащих признаки экстремистской деятельности. В противном случае, лица и партии к выборам допускаться не будут (их не зарегистрируют даже в том случае, если они призывали и побуждали не во время избирательной кампании, а на протяжении срока полномочий органа власти, куда выдвигается депутат, – для Госдумы это, как известно, четыре года).

Попробуем представить себе практику применения подобного рода поправок, одновременно с которыми Думой принято к рассмотрению предложение группы депутатов о целесообразности разрешить досрочное голосование тем, кто ссылается на невозможность выполнить гражданский долг непосредственно в день всенародного волеизъявления (ныне такое голосование предусмотрено “в труднодоступных или отдаленных местностях, на судах и полярных станциях”).

Не раз высказывалось мнение, что досрочное голосование – один из наиболее эффективных инструментов фальсификации результатов выборов. Судя по тому, что по странной закономерности досрочники всегда подтверждают приверженность партии власти, особенно охотно этим инструментом пользуется именно власть, совершая преступления, предусмотренные ст. 141(“Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий”) и ст. 142(“Фальсификация избирательных документов референдума или неправильный подсчет голосов”) Уголовного кодекса.

Не потому ли законодатель не относит указанные деяния к категории тяжких, тем более – особо тяжких. А ведь, строго говоря, речь идет о преступлениях против основ конституционного строя, о захвате и присвоении власти, в насильственном варианте наказуемых на срок от двенадцати до двадцати лет. Но разве фальсификация не обеспечивает бескровно аналогичный результат? Разве есть нужда в физическом насилии, когда всё можно решить мирным путем досрочного голосования?

А теперь предположим, что некий кандидат или его доверенное лицо публично заявят, что конституционным путем победить партию власти не представляется возможным, поскольку против лома, как известно, приёма нет. Вот вам – призыв и побуждение. В худшем случае – оправдание совершения деяний, содержащих признаки экстремистской деятельности.

С другой стороны, первая из процитированных выше поправок как будто бы всё-таки оставляет клеветникам шанс быть допущенными к выборам, поскольку в ней говорится про обвинения в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Ни тем, ни другим фальсификация избирательных документов у нас, слава богу, не является. Вот если ты сказал, что единоросс убил или, упаси бог, изнасиловал… И вообще, как заверил Борис Грызлов, оппозиционная деятельность в рамках закона не повлечет уголовной ответственности.

Comments are closed