Второе пришествие Чайки

Второе – потому, что однажды г-н Чайка, сидел в кресле генерального прокурора, правда, в звании исполняющего обязанности и не слишком долго: назначенный 2 апреля девяносто девятого, уже 9 августа Юрий Яковлевич в тогдашние свои сорок восемь вышел на пенсию.

Означать это может одно из двух: либо повышенную щепетильность, не позволившую ему сотрудничать с властью безоглядно, либо выдающиеся деловые качества, в полной мере проявившиеся менее чем в пять месяцев, позволяя думать, что само назначение Юрия Яковлевича явилось следствием первоапрельской шутки.

Учитывая, что в его карьере были должности инструктора отдела административных органов обкома КПСС, заведующего государственно-правовым отделом обкома, а также три с половиной года в качестве первого заместителя генерального прокурора РФ, подозрения в чрезмерной щепетильности я решительно отметаю. Зато какими деловыми качествами должен обладать человек, чтобы ему было позволено выйти на пенсию в сорок восемь!

Качества эти наш нынешний президент оценил ещё в пору своего премьерства: спустя восемь пенсионных дней Юрий Яковлевич был востребован в качестве министра юстиции правительства Владимира Путина. Вот вам лучшее опровержение широко распространенного мнения, что назад с погоста покойников не носят. Ещё как носят, недаром говорится, что в России всё может быть. Похоже, впрочем, что и в министерской должности г-н Чайка проявил себя с лучшей стороны.

Во всяком случае, в числе членов кабинета Михаила Фрадкова, которым по причине неудовлетворительной работы предсказывали лишиться портфеля в первую очередь, неизменно фигурировал и г-н Чайка (читай “Новые известия”). Таким образом у спикера Совета Федерации Сергея Миронова были все основания назвать его профессионалом высшего класса с твердой гражданской позицией. Стоит ли объяснять, что такие люди теперь особенно нужны.

“Путин назначил человека из тихих профессионалов, который в принципе не приспособлен для взрывной работы (курсив мой – Ю.Х.), которую бы обеспечивал, к примеру, Дмитрий Козак”, – цитируют “НИ” директора Центра политической информации Алексея Мухина, обнадежившего нас тем, что впредь “антикоррупционная кампания будет иметь характер не вала уголовных дел, а спокойный, размеренный характер”. Это именно то, что как нельзя лучше соответствует злобе нашего сегодняшнего дня!

Кто, как не тихие профессионалы, способны обеспечить спокойный характер борьбы с коррупцией? А то ведь озабоченность президента масштабом коррупции некоторые всё ещё склонны трактовать так, что без вала уголовных дел никак не обойтись, что тут требуется именно взрывная работа.

В который уж раз своим назначением президент возвращает нас на грешную землю, уча не витать в облаках, а дорожить тем, что имеем. Понимать, в частности, что прокуроры в России могут быть только тихими, а антикоррупционная кампания носить исключительно спокойный, размеренный характер. Потому что в противном случае вал уголовных дел снесет всё федеральное и региональное руководство, а кто-то же должен нами управлять.

Сознавая это, бывший генеральный Юрий Скуратов называет г-на Чайку не самым худшим для прокуратуры вариантом. Не вдаваясь в подробности по поводу того, что этот вариант сулит гражданам, он обращает наше внимание на то, что в прокуратуру придет человек, который знает нужды этой системы и не будет склонен к очередным реформаторским идеям.

Отметив, что при Устинове деятельность прокуратуры сводилась к выполнению указаний исполнительной власти любой ценой, г-н Скуратов невольно ввел нас в соблазн, позволив подозревать в сменщике г-на Устинова деятеля принципиально иного толка. Однако с помощью риторического вопроса и собственного ответа на него он тут же расставил над “и” необходимые точки: “Сможет ли Юрий Яковлевич побороть этот стиль, сумеет ли он отстоять интересы прокуратуры в диалоге с президентом, с главами законодательных структур, с коллегами, с администрацией президента? У меня есть большие опасения на этот счет”.

Признаться, мои опасения носят менее глобальный характер: сумеет ли г-н Чайка отстоять интересы не прокуратуры, а – соответственно её назначению – Закона. Сегодня в одном и том же номере газеты можно прочесть, например, как в Воронеже некто Черников, употребив и сев за руль джипа, насмерть сбил двух молодых людей, но, благодаря связям с председателем областного суда, не понес ответственности.

Как начальник Омского танкового института генерал Яковлев публично избил выпускника, задним числом заставив того признаться, что был пьян, и повиниться в несодеянном перед строем, после чего не допустил до государственных экзаменов и из института отчислил. Или – как Заурбек Талхигов отбывает 8,5 лет колонии строго режима за то, что в период с 6.30 до 7.00 25.10. 2002-го по мобильному телефону, переданному ему помощником президента А. Аслахановым, говорил с захватившими “Норд-Ост” боевиками об условиях освобождения иностранных заложников, родственники которых собственно и упросили его сделать это.

На этом фоне слова г-н Скуратов, что в лице г-на Чайки прокуратура получает человека, который не будет склонен к очередным реформаторским идеям, особенно обнадеживают. И хотя в данном контексте слово очередным подразумевает, что реформаторские идеи периодически возникали в нашей прокуратуре, результатов этого негативного процесса мы, к счастью, не прочувствовали. Пишу – к счастью, ибо не могу не согласиться с пафосом г-на Скуратова: все русские беды – от недовольства существующим положением дел. От зуда реформаторства, которым, хочется верить, действительно не одержим г-н Чайка.

Comments are closed