Рокировочка или уравнение с двумя известными

Что от смены мест исполнителями звучание оркестра не становится лучше, констатировал ещё дедушка Крылов, подводя нас к мысли, что успех коллективного творчества определяется не порядком, в котором сидят музыканты, а их умением играть. А вы, друзья, как ни садитесь: Другое дело, что речь здесь идет о квартете. Строго говоря, никем не доказано, что подмеченный Иваном Андреевичем принцип справедлив во всех случаях, в том числе, например, для дуэта.

Переместив министра юстиции на место генерального прокурора, а генерального прокурора на место министра юстиции, президент, похоже, задался целью посрамить баснописца. Когда страна быть прикажет героем, у нас героем становится любой! Тем более что ни на должности генпрокурора, ни на должности министра юстиции особого геройства не требуется. “Мне не нужно, чтобы вы играли хорошо, мне нужно, чтобы вы играли правильно“, – предупреждал оркестрантов Караян.

Коли играешь правильно, всё ласкает слух, всё знаменует дальнейшее укрепление законности и правопорядка. Да и на основании чего собственно можно заключить, что назначенные Владимиром Владимировичем оркестранты недостаточно хороши? Что они не способны воспроизвести благозвучную для верховного уха суверенно-демократическую мелодию. Разве, находясь под попечением подвластной г-ну Чайке службы исполнения наказаний, Ходорковский регулярно не получал путевку в карцер?

Разве целых пять раз Юрий Яковлевич не отказывал пресловутому Лимонову в регистрации его партии! Член Московской Хельсинской группы, председатель совета по проблемам уголовно-исправительной системы г-н Борщев засвидетельствовал опять же, что экс-министр придавал большое значение взаимодействию с правозащитниками:А теперь вспомните, кто инициировал дело ЮКОСа? Кто как ни бывший наш Генеральный проявил особую принципиальность в изобличении преступников!

Лично мне не совсем ясно лишь одно: если, при прежней дислокации исполнителей дуэт звучал удовлетворительно, то зачем понадобилась менять их местами? Допустить же, что они музицировали плохо, согласитесь, невозможно. Озабоченный укреплением правопорядка, президент ни за что не стал бы пересаживать неумех в равнозначно-ответственное кресло. Неужели в данном случае мы имеем опровержение, казалось, не подлежащей ревизии максимы, что от добра добра не ищут?

Выходит, когда речь идет о благе народа, то ищут и ещё как. Разумеется, не все, а наиболее выдающиеся руководители, сознающие, что успех коммунистического строительства зиждился именно на постоянной ротации кадров. Сегодня ты заведуешь баней, завтра – консерваторией. Хуже от этого не будет, а лучше может быть, поскольку, как объяснил Шарапов, на одном и том же месте глаз замыливается, и ты не в состоянии принимать адекватные решения.

Особенно хороша ротация, когда, как в нашем случае, деятели перемещаются в пределах единого поприща. Какая, в сущности, разница – министр юстиции или генпрокурор? И тот, и другой служат Закону, то есть делу, а не лицам, и я не понимаю озабоченности упомянутого выше г-на Борщева относительно того, сохранит ли Владимир Устинов такие же отношения с правозащитниками, с общественным советом и будет ли у него способность и желание реформировать систему?

Не сомневаюсь, что сохранит. Равно как не сомневаюсь в том, что способности и желание реформировать систему у него будут. Да и кому могут помешать добрые отношения с правозащитниками и общественным советом? Несмотря на них, Ходорковский продолжает систематически обживать карцер, притом, как было доказано в суде, подчас даже вопреки закону.

При всем том трудно не согласиться с членом думского комитета по конституционному законодательству Сергеем Поповым, что в лице г-на Устинова мы имеем тот случай, когда личность руководителя накладывает определенный отпечаток на работу ведомства. Что работа министерства юстиции и служб, которые оно курирует, станет более жесткой.

Остается разделить надежду депутата, что “эта жесткость не будет избирательной. В отношении одних – меры по полной строгости, а другим можно делать все, что угодно. В плане возбуждения уголовных дел мы такое уже знаем, хотелось бы, чтобы здесь этого удалось избежать. На основные направления работы министерства это назначение не окажет никакого влияния, они останутся теми же”.

Но что же все-таки нам ожидать в плане избирательной жесткости? Соглашусь с г-ном Поповым: влиять на основные направления работы министерства юстиции она не может. Но ведь не совсем можно исключить её влияние на характер этой работы, которая, по прогнозу г-на Попова, заведомо станет более жесткой.

Обнадеживающая перспектива! Ибо, если чего-то нынешней российской юстиции не хватает, то, прежде всего, жесткости. Той избирательной жесткости, какую, вопреки её эффективности, увы, недооценивает член комитета по конституционному законодательству. В том и состоит основа нашего преуспевания, что в отношении одних – меры по полной строгости, а другим можно делать все, что угодно.

Comments are closed