Кто виноват или Россия, которую мы выбираем

Вместо объявленного ранее нашего вступления в ВТО состоялись приуроченные к саммиту Большой Восьмерки встречи российского и американского президентов, а также их совместная пресс-конференция, показавшая Буша человеком более простодушным.

В ближневосточном конфликте он безоговорочно принял сторону Израиля, тогда как, держась привычной стратегии, друг Владимир высказался в духе и нашим, и вашим. То есть и так плохо, и так нехорошо. Но во всех случаях ответ должен быть адекватным. Читай, если у вас похитили двух солдат, то возмездие может быть выражено двумя ракетами земля-земля и т.д.

По сходному поводу спорили в известном фильме Ленин и Горький, упрекавший большевиков за неоправданную жестокость. “Двое дерутся: какой из ударов необходим, а какой лишний?” – вопрошал Ильич, не подозревая, что своими словами оправдывает нынешнего ближневосточного агрессора. Впрочем, по матери Ильич и сам был наполовину агрессор.

Складывается впечатление, что, питая к другу Владимиру неподдельную симпатию, друг Джордж искренне переживает по поводу нашего облома с ВТО, но поделать ничего не может. В конгрессе США партия “Единая Америка” не имеет конституционного большинства (боюсь, нет там и самой такой партии), а потому далеко не всякое ходатайство президента бывает одобренным.

Вот ещё одно преимущество суверенной российской демократии, которая, вопреки всем своим очевидным плюсам, в дни саммита особенно часто подвергается зарубежным наветам в сползании к авторитаризму. Бдительные отечественные комментаторы склонны усматривать в этой критике очередной заговор против России.

Заговор тем более странный, что, как засвидетельствовал в “Российской газете” президент гильдии адвокатов, член общественной палаты РФ Гасан Мирзоев, по всем направлениям наш президент подтягивает страну к параметрам гражданского общества.

С другой стороны, взяться за перо г-на Мирзоева заставили предложенные группой депутатов государственной думы поправки в закон об адвокатуре, явно не согласующиеся с этими параметрами. Учитывая, что закон об адвокатуре был инициирован нынешним президентом для обеспечения независимости адвоката, равноправного его участия в суде, сама идея возникновения поправок, казалось бы, выглядит, неуместной. После знакомства с законопроектом, свидетельствует г-н Мирзоев, адвокаты, не сговариваясь, сделали вывод, что если он будет принят, то лишит институт защиты независимости, самоуправляемости и свободы рук в отстаивании прав граждан. Новация подготовлена за спиной у адвокатского сообщества, а не в деловом контакте хотя бы с его выборными органами.

Налицо попытка размыть концепцию президентского закона, как выражается глава гильдии адвокатов. Но можно ли такое допустить? Ведь это значит, что в стране не только существуют силы, противящиеся созидательной работе президента по подтягиванию нас к параметрам гражданского общества, но что эти силы обладают властью. Иначе – каким образом такой законопроект смог бы достичь стадии обсуждения Думой? Разве её комитетом по законодательству не руководит проверенный единоросс г-н Плигин, разве едва ли не все ответственные посты не занимают здесь его однопартийцы! Ладно, допустим, на Плигина случилась проруха. Но чтобы вместе с ним подтягивание саботировали и Слиска, и Володин, и Грызлов?..

Невольно вырисовывается следующего рода альтернатива. Либо под личиной единороссов в Думу проникли недруги президента, ставящие цель его скомпрометировать, либо в своей исходной посылке г-н Мирзоев ошибается, и в планы Владимира Владимировича Путина отнюдь не входит приближение страны к параметрам гражданского общества. Во всяком случае, – по всем направлениям.

Подозревать Владимира Владимировича, постоянно напоминающего нам о необходимости скорейшего строительства гражданского общества, я не могу. Не сомневаюсь, что это подозрение с негодованием отвергнет подавляющее большинство населения, ибо, в сущности, что мы имеем кроме Владимира Владимировича? Предположить, что строительство гражданского общества саботируется с подачи президента, значит признать, что надеяться нам, строго говоря, не на что.

А ведь только что было обещано, что через каких-нибудь семь лет мы можем войти в двадцатку самых зажиточных народов мира. Замечательная, согласитесь, формулировка, остается лишь использовать шанс, что получается у нас всегда особенно удачно.

Но тогда, выходит, виноваты единороссы. Опять не совсем хорошо, поскольку разве не единороссам отдаем мы свои голоса? Вот вам еще одна альтернатива: кто виноватее – единоросcы, которых мы выбираем, или, опять же, мы, которые выбираем единороссов?

На предложенный вопрос недавно косвенно ответил руководитель ЦИК г-н Вешняков, предупредив об опасности искажения нашей демократической избирательной системы посредством очередных поправок к избирательному законодательству (введения практики досрочного голосования и отказа в регистрации кандидата за предоставление неполных или недостоверных сведений). Если предлагаемые нормы состояться, то это означает, что у нас будут выборы без выборов, это я так мягко скажу, а этого допустить в России никак нельзя.

Будучи человеком государевым, г-н Вешняков не решился уточнить, что смущающие его поправки подготовлены и в первом чтении проголосованы “Единой Россией”.

Comments are closed