Киркоров, внутри выжженный

Неужели правда нет ничего более приятного для работника искусств, чем крушение коллеги?

Задаюсь этим вопросом, прочитав интервью Игоря Крутого “Известиям”, анонсированное на первой полосе газеты следующим образом: “У Киркорова внутри выжженная земля”. Никогда особо не симпатизируя Филе (даже после взятия его Аллой Борисовной себе в мужья) и не надеясь обнаружить внутри у него бог весть какой оазис, только после прочтения поставленного Крутым диагноза я неожиданно для себя спохватился: что-то давненько не видать Филю на ТВ!

А ведь еще недавно он казался почти столь же неизменным его атрибутом, как Алла Борисовна. Ну, разошлись, с кем не бывает. Особенно если жена годится тебе в матери, естество берет своё, и ты уже сам в состоянии покровительствовать девицам в качестве мэтра. Увы, многие у нас ещё любят молоденьких!

Кто-кто, а всегда отдававшая предпочтение молодежи (разумеется, исключительно по части творчества) примадонна не может строго судить зов природы. Да и развод, как единодушно отмечали СМИ, был интеллигентным, не порывающим искренней привязанности фигурантов друг к другу, навек сохраняющим им статус самых близких людей – по крайней мере, экс-супруг определял его именно так. К тому же, по свидетельству Крутого, Алла – необычный человек. Когда у меня всё хорошо, её вообще в моей жизни может не быть, а когда плохо, она вдруг появляется, становится рядом, и я могу на неё положиться.

Можно ли подозревать, что эта необычность Аллы Борисовны проявляется лишь в отношении сотрудничающего с ней композитора? Такое предположение я с негодованием отвергаю. Понятно, Алла Борисовна не может становиться рядом с каждым, кому плохо. Но уж с Филей-то, хотя бы в качестве воспетой им зайки!

Боюсь, однако, что в данном случае со вставанием рядом далеко не всё обстоит благополучно. И даже более того. Трудно поверить, но, похоже, Алла Борисовна не только не горит желанием поддержать того, чьих младенческих забав являлась умиленным свидетелем, разделяя их с ним в тени хранительной дубравы, но и желает покарать. Показать то есть, что значит лишиться мамки, дерзнув на автономное плаванье с какой-нибудь очередной Стоцкой, коим несть числа. Иначе, согласитесь, чем объяснить нынешний дефицит Фили на ТВ? И, добавим, не только на ТВ.

Среди массы звезд, приглашенных на нынешнюю “Новую волну” (фестиваль в Юрмале, у которого, если верить “Известиям”, есть своя муза – Пугачева, свой патриарх – Паулс и свой хозяин – структура “АРС”, возглавляемая Игорем Крутым – Ю.Х.), не было Филиппа Киркорова. Это реакция на его прошлогодний неприезд на конкурс или есть некие объективные причины? – спросил корреспондент газеты Крутого.

Человек, в хорошей жизни которого Аллы Борисовны может и не быть, объяснил ситуацию так: “Я не считаю, что он на сегодняшний день является артистом, отвечающим требованиям такого фестиваля, как “Новая волна”. Когда у него опять появятся хиты, когда он опять будет на подъеме, мы его позовем. На сегодняшний день, я считаю, у него ни песен ярких новых нет, ни идей. Да ещё и внутри у него, по-моему, выжженная земля”.

А кто не пьёт! – отвечал на подобного рода обвинения незабвенный Велюров. У когда из Филиных да и самой Аллы Борисовны товарищей по эстраде внутри обстоит благополучнее? – отвечу я. У кого есть яркие новые песни и идеи, исключая, понятно, Игоря Крутого, у которого их всегда избыток? Уж если Энрике Иглесиаса, прилетевшего из Маями на личном аэроплане и спевшего пару песен за $ 270 тысяч, Паулс назвал чем-то вроде шпаны, то кого мы можем принять за образцы? И многим ли лауреатам конкурса в Юрмале уступает Киркоров – хотя бы потому, что не один год являлся мужем Аллы Борисовны, а, значит, имел возможность у неё учиться?

Когда у него появятся новые хиты: С уверенностью могу сказать одно: они не появятся. Потому что – кто же решится предложить “яркую новую песню” разведенцу, притом разведенцу – с кем! Композиторы тоже люди, не все они наделены отвагой Игоря Крутого, решившегося публично опустить Филю, назвав артистом, не отвечающим требованиям такого фестиваля. Замечательная, согласимся, принципиальность человека, который по собственному признанию пишет, рассчитывая именно на её (Аллы Борисовны – Ю.Х.) исполнение и, очевидно, ни при каких обстоятельствах не рассчитывая на исполнение Фили.

“:кто скажет брату своему: пустой человек, подлежит синедриону”.

Пустой человек – не тот ли это, внутри у которого выжженная земля? Но, строго говоря, на основании чего композитор, которому, к счастью, суд синедриона не грозит, констатировал наличие пожарища? Что несчастный не живет больше с достойнейшей Аллой Борисовной? Не спорю, это зло большой руки, но, хочется думать, все же не такой степени, чтобы изгонять человека из профессии. Даже если с хитами у него обстоит не густо и до уровня “Пятой волны” он не дотягивает.

Comments are closed