Сталин наша слава боевая?..

Ставить или нет памятник товарищу Сталину на Поклонной горе? Признаться, до минувшего вечера я не находил здесь для себя темы. Недаром спонсором этой передачи “К барьеру!” стал журнал с названием “Все ясно”. Но человек предполагает, а г-н Соловьев располагает. Пригласив в качестве дуэлянтов Марка Розовского и не менее знаменитого в своем роде депутата Алексея Митрофанова, г-н Соловьев, надо отдать ему должное, убедил нас, что ясно, увы, далеко не все.

То есть, разумеется, дух сталинизма присутствует в окружающей нас атмосфере, отвечая насущнейшим чаяниям не только верхов, но и низов. В чем верхи усматривают перспективность взятого ими курса, полагая, что население стосковалось по властному беспределу. Заблуждение это разделяет и г-н Митрофанов, притом в такой степени, что не только не сомневался в своей победе, но даже позволил себе выйти к барьеру, так сказать, безоружным. Как будто только что пообедал, определил его состояние член жюри актер Никита Высоцкий и уточнил: Ему эта история неинтересна.

Зачем вам это нужно? – наивно вопрошал Марк Розовский оппонента, забывая, что в активе г-на Митрофанова и престижный МГИМО, и курсы ООН, и должность в советском МИДе, и, наконец, лидерство в партии, инициированной ведомством, с которым кандидат в бронзу на Поклонной горе – близнецы-братья. Кому как не ближайшему сподвижнику Владимира Вольфовича озвучить потаенные устремления Кремля!

Не думаю, что данный спектакль следует отнести к значительным творческим достижениям известного театрального режиссера: он не всегда совладал с эмоциями, перебивал, а иногда и переигрывал. Вспомним, однако, героя “Палаты №6″: На боль я отвечаю криком, на мерзость негодованием! На все это Марк Григорьевич имел право – его отец провел в сталинских лагерях 18 лет. Словом, мы лишний раз имели возможность убедиться, что человек, выстрадавший свою точку зрения, заведомо имеет преимущество перед тем, кто полемизирует с ним по соображениям карьеры.

Верный традиции своей партии, г-н Митрофанов попробовал было разыграть страшную у нас ныне американскую карту (Ваши друзья американцы… Вы воспроизводите американскую точку зрения… Я не люблю Запад! ). Но не помогла и она. Заядлому государственнику быстро стало ясно, что противник ему не по зубам (Настолько возможности г-на Митрофанова не простираются, констатировал один из членов жюри). Не привыкший отступать депутат в запале даже проговорился, заявив, что сегодня мы имеем ту же сталинщину, только без достижений. Мол, тов. Сталин много чего мог предъявить миру: Магнитку, ручной Китай, оставалось схватить за хвост Америку и, несомненно, схватил бы! А эти что могут предъявить, кроме дач и поездок в Италию?

Так ставить памятник или не ставить? В отличие от Марка Розовского, отвечающего на этот вопрос с моральной позиции, Алексей Митрофанов пытался ответить на него с позиции формальной: руководил человек страной 31 год? Был верховным главнокомандующим армии, победившей в войне? – извольте поставить памятник! В конце концов, Наполеон и Петр Первый тоже были душегубами, но памятники им стоят. Для меня Сталин – исторический персонаж, для вас же он все еще живой! – говорил г-н Митрофанов, изобличая Розовского в большевизме.

Увы, похоже, что вождь продолжает оставаться живым и для большинства из нас. Не только потому, что редкой российской семьи не коснулись репрессии. Монетизация – это тоже Сталин, олицетворяющий девальвацию человеческой жизни. В этом смысле г-н Митрофанов прав: сегодня мы имеем ту же сталинщину! Сознает ли это значительная часть наших соотечественников, которой так не хватает генералиссимуса?

В начале передачи я вообще не сомневался, что победит Митрофанов. Можно ли дать лучшую характеристику ситуации в стране, породившей такую ностальгию? Результаты голосования телезрителей убеждают, впрочем, что власть ее отчасти переоценивает. Казалось бы, делается все, чтобы идея пресловутой сильной руки навсегда стала национальной идеей. Да и как желать иного, видя нынешнее состояние власти, всякое начинание которой оборачивается ущербом для общества? Сырьевая страна, чье население при ценах в пятьдесят пять долларов на нефть живет не лучше, чем при ценах в восемь с половиной, и по сей день далеко не повсеместно вовремя получает свою нищенскую зарплату.

А, может быть, все дело именно в этой сильной руке. Сильной не настолько, чтобы обеспечить нам достойную жизнь, а лишь настолько, чтобы заткнуть рот тем, кто смог бы это сделать. Недаром говорится: горе России не в том, что в ней нет приличных людей, а в том, что этих людей не слушают.

Comments are closed