Экономическая политика иначе

Собственно ничего чрезвычайного не произошло: на сессии Всемирного банка и Международного валютного фонда главу нашего финансового ведомства г-на Кудрина не включили в финансовую семерку. Не путать с Большой восьмеркой, откуда нас пока еще не попросили. Семерка – всего лишь неформальная тусовка тех же кудриных, только, говорят, из ведущих индустриальных стран. Мы, стало быть, не ведущие, а, если ведущие, то в недостаточной степени или не туда. Отчасти обидно.

Этот статус (членство в G-7) – явная натяжка для России, страна этого просто не заслуживает. – Как вы думаете, кто такое сказал? Конечно, наш друг-американец, мы их правильно раскусили! – Экономика России мала и недостаточно свободна, чтобы страна претендовала на членство, к тому же страна отошла от пути демократии и реформ. Запомните: экс-замминистра финансов США г-н Эйзенстат. По-нашему – Эйзенштад. Относительно этой публики партия и правительство тоже не ошиблись, недаром всех этих Абрамовичей сознательный гражданин не жалует.

Словом, разрешено нам лишь участвовать в ряде сессий, и на том спасибо. Поскольку могли и не разрешить: удваивая ВВП, по объему его сегодня мы занимаем 16-е место мире, а в семерке, как известно, всего семь стран. Строго говоря, не понятно, на основании чего мы претендовали? Речь ведь шла не о числе ядерных боеголовок. Впрочем, по-видимому, именно с учетом его нам и позволено участвовать. Подобное положение когда-то занимала в Совете экономической взаимопомощи Югославия. Шутили: в чем сходство между Югославией и яйцами? Ответ: тоже участвует, но не входит.

Г-н Кудрин, однако, держался молодцом и даже пообещал в ближайшие два-три десятилетия обогнать по ВВП многие страны. Неужели все девять, которые, если верить вычитанию (шестнадцать минус семь) отделяют нас от заветной семерки? В свете интервью, данного нашим стойким министром, в этом не приходится сомневаться.

Корр: В последнее время все чаще говорят о перегреве российской экономики. Она действительно больна?
Министр: Экономика не болеет. А перегрев – это проблема роста. Не надо делать глупостей и тогда все будет хорошо. Экономика болеет от нашей глупости.

Жизнеутверждающее согласимся заключение: Экономика не болеет, поскольку болеет от нашей глупости!
- Чьей – нашей? – интересуется интервьюер.
- Правительство делает глупости.
- Но ведь вы в этом кабинете министр финансов…
- Значит, я не убедил правительство в том, как надо делать правильно.

Счастье наше, что, не убедив правительство, как надо делать правильно, г-н Кудрин не последовал порочной практике коллег из семерки и не пожелал уйти в отставку. Напротив, он оспаривает пессимизм г-на Грефа, заметившего, что страна фактически живет в условиях, когда отсутствует экономическая политика. Так или иначе экономическая политика всегда есть! – формулирует министр финансов, из чего следует, что так экономической политики у нас все-таки нет. Тем более полезно узнать, каким образом она существует у нас иначе?

В условиях высоких цен на нефть и сильного платежного баланса мы ограничили расходы и изъяли лишние средства, сначала в финансовый резерв, а потов в Стабилизационный фонд. В этой фразе г-на Кудрина я выделил курсивом слова, доказывающие, что душой он не покривил: экономическая политика существует у нас, действительно, иначе, чем в остальном мире. Получая большие доходы, мы не увеличиваем, а ограничиваем расходы! Неожиданно свалившиеся на нас деньги оказываются лишними. Насколько они лишни, подтвердят те же бюджетники и пенсионеры. К сожалению, г-н Кудрин не сообщил, когда от политики ограничения расходов государство перейдет, наконец, к их увеличению? Следуя его логике, остается заключить, что это произойдет при снижении цен на нефть, в условиях слабого платежного баланса.

Не меньшего внимания заслуживает и другой тезис министра финансов: Мы сумели выработать жесткую экономическую политику и снизить инфляцию. В результате люди поверили в рубль.

В первом квартале этого года рост цен бьет рекорды: 5,3 процента, что в итоге сулит нам более двадцати. Рост инфляции на фоне беспрецедентного укрепления курса рубля к доллару – еще одно иначе нашей экономической политики. Инфляция – хрестоматийная спутница девальвации национальной валюты. В России же – чем крепче рубль, тем выше цены!

Президент в бюджетном послании сказал, что надо снижать инфляцию и за несколько лет довести ее до трех с половиной процентов. Это абсолютно верно…У нашего правительства сейчас есть исторически шанс: уменьшить инфляцию до минимума. Люди просто не будут ощущать движения цен. Президент, безусловно, прав, и перспектива, безусловно, вдохновляющая! Но одно дело – исторический шанс, а другое – когда Экономика не болеет, поскольку болеет от нашей глупости… Когда правительство делает глупости, и этой глупости произносят Похвальное слово.

Comments are closed