Германский посланник

Германский посланник подчеркивал, что эти французские руководители задают «необычный для Женевы твердый тон» и что нет надежды «вынудить их изменить позицию». Со своей стороны, германский посол в Париже Р. фон Кестнер 30 сентября сообщил в Берлин, что проектировавшийся гитлеровцами фашистский путч в Сааре с целью его насильственного присоединения к Германии не только встретит решительное противодействие Франции, но и будет использован Барту с целью «полной изоляции и осуждения Германии».

Гитлер с возраставшей тревогой и злобой следил за дипломатической деятельностью Барту. Дни, когда он не получал новых известий о внешнеполитических шагах французского министра, были для него отдыхом. После одной из бесед с Гитлером его соратник А. Розенберг записал 8 июня в своем дневнике характерные слова о состоянии «фюрера»: «После тяжелых дней у него наступила разрядка. Барту не произносил своих жалоб по поводу нашего вооружения, не прибегал ни к каким морально-правовым формулам, чтобы произвести нападение»6.

Но подобная «разрядка» была непродолжительной: Барту энергично продолжал борьбу за коллективную безопасность. Терпя дипломатические неудачи, среди которых колебания Муссолини в сторону Франции и перспектива проигрыша предстоявшего в Сааре плебисцита играли не последнюю роль, Гитлер прибег к использованию своего излюбленного и, как он считал, безотказного средства — политического террора, прочно вошедшего к лету 1934   года в арсенал «дипломатических» средств фашистской Германии. «Револьверные выстрелы или ручные гранаты, — писал французский журналист Пертинакс в те дни, — беспощадно уничтожают тех государственных деятелей, которые являются предполагаемой угрозой для фашистских государств в борьбе против «среднеевропейских планов». Так, в декабре прошлого года был убит румынский премьер Дука, в июле погиб австрийский канцлер Дольфус. Чья очередь завтра?». На этот вопрос ответил фон Кестнер, без стеснения сообщивший в приватной беседе с Ж. Табуи «список» политических деятелей европейских стран, намеченных к «устранению», в котором числились югославский король Александр I, бельгийский король Альберт, чехословацкий министр иностранных дел Бенеш.

Comments are closed