Итальянский фашистский «дуче»

Барту никогда не забывал, что Гитлер имеет объективно в лице фашистской Италии возможного партнера и стремлении перекроить политическую карту Европы и всего мира. Итальянский фашистский «дуче» Муссолини, лично взявший под свой контроль формирование внешнеполитического курса страны, был не меньшим, чем Гитлер, противником Версальской системы. Заветной мечтой Муссолини и связанных с фашизмом капиталистических группировок и банков было стремление ввести фашистскую Италию в число «великих держав» капиталистического! мира, так или иначе «переиграть» итоги первой мировой войны. Это выражалось в итальянских планах реформы i Лиги Наций и в проекте «пакта четырех», выдвигавшихся или активно поддерживавшихся дипломатией Муссолини и неизбежно обретавших объективно антифранцузскую направленность.

Стремясь к ревизии Версальской системы, Муссолини, как отметил Ж. Поль-Бонкур, отстаивал идею «выделения Лиги Наций из системы договоров» и прямого сепаратного сговора с Англией и Францией1. Муссолини рисовалось создание некоей «директории» четырех держав — Италии, Франции, Англии и Германии, стоявшей над Лигой Наций и вершившей все международные дела в Европе. «Идея подобной директории, — говорил польский министр Ю. Бек, — давняя идея Муссолини; он всегда был весьма недоволен положением Италии в Лиге Наций, недоволен и тем, что важнейшие вопросы обсуждались великими державами зачастую без участия Италии».

Вместе с тем Барту сознавал, что гитлеровская политика встречает настороженность правящих кругов Италии, что Муссолини видит в германском «фюрере» не только единомышленника, но и конкурента в борьбе за новый передел мира. Для правящих кругов Италии многое в гитлеровских внешнеполитических планах оказывалось неприемлемым, в частности открыто провозглашавшийся нацистские проекты аншлюса, реализация которых открыла бы Германии путь на Балканы и к Средиземноморью. Французский посол в Риме Анри де Жуневель в письме к Эррио в марте 1933 года так характеризовал позицию Муссолини: «Он против аншлюса; он чувствует, что экономическая экспансия Италии неизбежно натолкнется на Востоке на сопротивление Германии, промышленность которой оснащена неизмеримо выше итальянской». Подобные соображения заставляли Муссолини обдумывать вопрос о поисках соглашения с Францией, противоречия с которой, особенно в Северной Африке, в Тунисе, имели давние основания.

Comments are closed