Решающий аргумент в пользу «Восточного пакта»

«Барту, — вспоминал И. М. Майский, — категорически настаивал на поддержке этого пакта со стороны Великобритании и, как человек чрезвычайно решительный и энергичный, сумел оказать надлежащее давление на британский кабинет, в частности на Макдональда и Саймона». Барту сказал, что «Восточный пакт» не является «исключительно франко-русской комбинацией», но вместе с тем отметил, что в случае его провала «не исключен двусторонний франко-советский союз».

Подобная альтернатива стала решающим аргументом в пользу «Восточного пакта». «Опасаясь нашего соглашения с Москвой, Лондон вынужден был идти на сближение с нами», — отметил Эррио.

Согласившись поддержать проект «Восточного пакта», британское правительство настаивало на обязательном участии в нем Германии на базе признания за ней «равенства прав» в вооружениях82. Оценивая позицию английских лидеров, советский полпред в Лондоне писал: «Они не прочь позволить Германии вооружиться до известного предела, дабы Германия надлежащим образом балансировала Францию». Барту не устраивал такой «баланс». Как говорил Ш. Альфан, Барту сразу понял, что британская дипломатия пытается связать заключение «Восточного пакта» с «послаблением в пользу Германии в вопросе о довооружении», и «категорически возражал» против такой «связи».

В итоговом коммюнике франко-английское разногласие по вопросу о ремилитаризации Германии было затушевано. 10 июля представитель британского МИД в беседе с корреспондентом «Правды» заявил: «Мы всегда были за новое Локарно при условии, что пакты не будут односторонними и в них будут включены обе соперничающие стороны. Этот стиль нашей политики остается в силе».

12   июля британский МИД через послов Англии в Риме, Берлине и Варшаве сообщил итальянскому, германскому, польскому правительствам о своей поддержке французского проекта «Восточного пакта». В беседе с германским послом в Лондоне английский министр иностранных дел Дж. Саймон советовал принять французский проект «Восточного пакта», подчеркнув, что, если заключение его будет сорвано, станет вероятным «франко-русский союз».

Comments are closed