Recent Articles

Влиятельные военные круги

Как вспоминал генерал М. Вейган, влиятельные военные круги были озабочены тем, чтобы «никогда шахты Лотарингии и уголь Севера не попали снова в руки врага»

Вопрос о «равенстве» в вооружениях

В ходе работы созданной Лигой Наций подготовительной комиссии по разоружению весной 1926 года германская делегация поставила вопрос о «равенстве» в вооружениях, встретив поддержку Англии и США

Женевские миражи

«Ах, эти женевские миражи. Как быстро я рассеял бы их, если бы был у дел!»— восклицал он в частных беседах

Обновленный кабинет прежнего Национального блока

23 июля 1926 года Луи Барту вошел в состав очередного кабинета Р. Пуанкаре, сформированного после крушения Левого картеля

Яркое, основанное на документах повествование

Это яркое, основанное на документах повествование о Жозефе Леопольде Сижисбере Гюго, отце знаменитого французского писателя Виктора Гюго

Средство спасения буржуазно-республиканского режима

Барту видел средство спасения буржуазно-республиканского режима в максимальной концентрации власти в руках президента и его ближайшего окружения. «Вырождение общественной жизни, — говорил Барту, — налагает окончательное ограничение на добрую волю людей

Военно-политические гарантии

Он не только провозгласил их нерушимость, но и предоставил в деле их сохранения военно-политические гарантии со стороны Англии и Италии

Хорошая мина при плохой игре

В сущности, это была, говоря словами французской поговорки, «хорошая мина при плохой игре». «Комитет экспертов», заседавший в Лондоне, диктовал свою волю

Твердая международная опора

Барту понимал, насколько нуждается Фракция в твердой международной опоре. Только имея подобную опору, Третья республика может сохранить себя как великая держава, как оплот версальского порядка в Европе

Тяжелое бремя оккупационных расходов

На французских финансах лежало тяжелое бремя оккупационных расходов. Барту ясно видел, что французская политика оказалась в тупике. «Надо в конце концов к чему-то прийти, — заявил он. — Не только кредиторы Германии, но и сама Германия заинтересована в урегулировании вопроса [&hellip

Британская дипломатия

Британская дипломатия атаковала Барту и возглавлявшийся им репарационную комиссию. Дж. Брэдбери обвинял Барту в создании искусственного предлога для оккупации Рура, говорил, что Барту просто «придрался» к «некоторому недовыполнению» Германией ее репарационных обязательств, что его подлинные цели имели «малое отношение к [&hellip

Перспектива установления безраздельной гегемонии в Европе

Французским промышленникам, таким как Э. Шнейдер и Ф. де Вандель, поддержавшим военную акцию правительства Пуанкаре — Барту, рисовалась перспектива установления безраздельной гегемонии в Европе, первым шагом к которой они считали создание лотарингско-рейнско-вестфальского горнорудного треста, в котором французам было бы обеспечено [&hellip

Решительные действия Барту

28 декабря Барту ультимативно потребовал ускорения германских поставок в счет репараций не только леса, но и угля

Доклады финансовых экспертов

Барту с недоверием выслушивал про странные доклады финансовых экспертов, приглашенных правительством Вирта и доказывавших германскую несостоятельность

Франко-германские отношения

К моменту обретения Барту полномочий председателя репарационной комиссии франко-германские отношения достигли предельного напряжения, причиной которого являлось упорное стремление германских империалистов уклониться от выплаты репараций

Рапалльский договор

В ответ на заверение Г. В. Чичерина, что Рапалльский договор никоим образом не имеет антифранцузской направленности, Барту писал 1 мая 1922 года, что «не сомневается в искренности намерений, продиктованных в письме российской делегации», и тут же отметил громадную историческую значимость [&hellip

Громадные размеры ущерба, нанесенного России войной

Громадные размеры ущерба, нанесенного России войной и интервенцией, в том числе французской, смутили Барту

На вилле «Альбертис»

На вилле «Альбертис» в кабинете Д. Ллойд Джорджа Барту за круглым столом, накрытым зеленым сукном, 1 впервые лично встретился с советскими дипломатами 1 Г

Дипломатический дебют на конференции

Барту не мог не понять, что его дипломатический дебют на конференции оказался явно неудачным. Итальянская газета «Аванти!» на следующий день отметила: «Только ясность духа Чичерина, ловкость Ллойд Джорджа и, до известной степени, сопротивление итальянской делегации помешали Франции осуществить свое намерение [&hellip

Советское предложение о сокращении вооружений

Барту с ходу категорически отклонил советское предложение о сокращении вооружений. «Вопрос о разоружении исключен, — жестко говорил Барту, срываясь на крик, — он не стоит в порядке дня, и в тот же час, когда, например, российская делегация предложит рассмотреть этот [&hellip