Recent Articles

Полицейски-военное самодержавие

Для него самодержавие—и именно то полицейски-военное самодержавие, которое имелось в наличности,—было не оболочкой, сверху надетой на народ, а его внутренней сущностью

Острая борьба за существование

Такая острая борьба за существование, естественно, должна была оттеснить на задний план „духовные и просветительные“ задачи славянского объединения

На берлинском конгрессе

И Германии едва ли пришлось бы выступить на берлинском конгрессе вершительницей судеб Восточной Европы

Оккупация австрийцами Боснии и Герцеговины

Оккупация австрийцами Боснии и Герцеговины,—казавшаяся впоследствии русскому общественному мнению чем-то в роде „отступного", данного Австрией за сан-стефанекий мир 1878 года, на самом деле была решена помимо участия России, еще при свидании австрийского и германского императоров в 1872 году

Война между Россией Турцией

„Отныне война между Россией Турцией сделалась невозможною и бесполезною", писал еще во второй половине 60-х годов главный теоретик официального славянофильства, Н

Морские силы России

Меньше всего пользы из этой, морской конвенции извлекли морские силы России: добрые отношения к Турции, казалось, делали войну на Черном море вопросом такого отдаленного будущего, что русское правительство воспользовалось возможностью строить там военные суда лишь для некоторых военно-морских опытов

Дружеские и союзные державы

Мы оказались „более турками, чем сами турки“, как с горьким юмором заметил Александр Николаевич, поняв промах своего лондонского представителя

Преувеличенное почтение к „морским державам”

Помимо того, он слишком закоренел в известных дипломатических привычках, чтобы сразу ориентироваться в положении, созданном необычайным поступком кн

Моральное давление

Моральное давление было слишком сильно, чтобы кн. Горчаков и его государь могли устоять: и, как это ни было обидно, после столь решительного начала пошли уступки

Европейские дворы

Чтобы оценить впечатление депеши 19 октября на европейские дворы, нужно иметь в виду, что всего за четыре года перед этим, но поводу перетасовки, произведенной на территории бывшего германского союза войною 1866 года, тот же князь Горчаков категорически высказался, что по [&hellip

Германский канцлер

Но германский канцлер исходил из правильной, без сомнения, оценки реальных интересов России, как государства

Внутренние смуты Турции

„Уже много лет,—писал Порте кн. Горчаков в 1870 году,—мы не переставали твердить христианским народностям под владычеством султана, чтобы они терпели,  доверяясь добрым намерениям своего государя

Дружба с Турцией

Дружба с Турцией принесла, однако, с собой и некоторую выгоду, которую, правда, трудно назвать „реальной", потому что Россия ею вовсе не воспользовалась: но личное самолюбие Александра II и его дипломатов получило, тем не менее, больше удовлетворение, когда, 20 февраля 1871 [&hellip

Забота о торжестве охранительных начал

Так забота о торжестве охранительных начал на Западе загоняла нас снова в ту комбинацию сил на Востоке, которая издавна не обещала России ничего, кроме неудач и унижений

Интересы Франции

„Россия отделяет интересы Франции от прискорбных явлений, совершившихся в Италии после Виллафранкского мира,—писал князь Горчаков,—и считает необходимым соглашение великих держав, чтобы противодействовать злу“

Покойный самодержец

Покойный самодержец должен был повернуться в своем гробу, в Петропадовском соборе, узнав о таких речах

Конец Шамиля

Конец Шамиля был сигналом к решительному наступлению на западный Кавказ—и уже здесь не находили нужным церемониться с населением, привлекая его на свою сторону кротостью и соблазном лучшей жизни, как это делал Барятинский в Чечней Благодатные причерноморские земли решено было сделать [&hellip

Приближенные, доверенные лица

Даже самые приближенные, доверенные его лица, наибы и самые дети (Шамиля) втайне хотели передаться русским

Русское военное начальство

Русское военное начальство считало свое положение очень рискованным: шла уже речь о совершенном прекращении военных действий в Дагестане; несколько позже на этой же почве зародилась идея о примирении с Шамилем на основе признания его власти собственно над Дагестаном—и отказа его [&hellip

Наибы и народ

„Наибы и народ, в особенности чеченцы, которых  даже жены нападали на солдат и обирали их, торжествовали,  видя неожиданные свои успехи, как будто бы русских более не осталось, кроме тех, которые убиты&quot