Recent Articles

Руководитель русской иностранной политики

Я не согласен кончить мою карьеру революционной и разрушительной  войной Мое решение твердо: я этой войны вести не буду; пусть ее ведет кто-нибудь другой!" Как видим, руководитель русской иностранной политики был вполне прав, говоря—в инструкции кн

Руководство морской экспедицией

Существование такого плана параллельно с уверениями русской дипломатии, что Россия исполнена миролюбия и отнюдь не желает войны, очень характерно

Текст конвенции

Наконец, султан выразил желание отправить к Николаю Павловичу особого полномочного посла для окончательного уложения всего этого дела

Русский император

Не без изумления он узнал, что русский император желает, употребляя английские выражения, „всю Турцию поставить по отношению к России в такое положение, какое до сих пор занимали дунайские княжества&quot

Буржуазное общество

Буржуазное общество не могло терпеть занесенного над ним кулака феодальной России. Всякий повод был хорош, чтобы избавиться от Николая

Всеевропейский конгресс

А когда Геккерен заговорил о восстановлении на французском престоле династии Бонапартов, Николай окончательно отказался продолжать разговор

Президент Французской республики

Не подлежит никакому сомнению, что с самого начала президент Французской республики вовсе не имел в виду серьезного столкновения, а тем более войны с Россией из-за палестинских дел

Давнишний союзник Турции

Со времени крестовых походов перевес в этом случае был на стороне католиков: из двенадцати святынь Иерусалима девять были в их руках — и лишь три, но в том числе самые главные, заведывались православными, при чем, однако, и католики имели туда [&hellip

Требования держав старого порядка

Словом, со всех точек зрения турки не расположены были удовлетворить требования держав старого порядка

Возвышенные принципы

Какими бы возвышенными принципами ни руководилась политика Николая Павловича, он никогда не забывал ближайших практических последствий своих шагов

Позорная капитуляция

Этому долго противилась Пруссия— король которой все время колебался между надеждой стать императором объединенной Германии и отвращением к „собачьему ошейнику,—как называл он императорскую корону, полученную из рук народных представителей

В дни бомбардировки Вены

В 1848 году и Австрия до последней минуты крепилась, не вспоминая об этом соглашении и не открывая русским войскам доступа в свои границы

Дружеское посредничество сардинскому королю

Николай не отказал ни в том, ни в другом. Англия предлагала свое дружеское посредничество сардинскому королю в его споре с Австрией из-за Ломбардии: это было косвенно давлением на Австрию в пользу Пьемонта

Остзейские губернии России

Правда, в Вене народ громил виллу князя Меттерниха при возгласах „долой русский союз!“ Правда, единая Германия, о которой говорили и в прусском ландтаге и во франкфуртском парламенте, включала в себя и остзейские губернии России

Невмешательства во внутренние дела Франции

Он охотно и без спора согласился с предложением Меттерниха—держаться того же начала невмешательства во внутренние дела Франции, как и в 1831 году

Консервативные друзья

Пальмерстон делал это сознательно — и он был самым популярным министром Англии этого времени. Но и консервативные друзья Николая Павловича волей-неволей должны были сделать то же самое

Июльская революция и провозглашение бельгийской независимости

Июльская революция и провозглашение бельгийской независимости были наглядным подтверждением того факта, что Священный Союз перестал существовать

Вооруженное вмешательство

Первой мыслью Николая при известии об июльской революции во Франции было вооруженное вмешательство: но его союзники были испуганы этой мыслью гораздо больше, чем самой революцией

Лишение перспективы

Рекомендуя своему государственному совету единственную меру к ограничению крепостного права, какую он решился провести в жизнь ), он недаром вспоминал о Пугачевском бунте, показавшем, „до чего может достигнуть буйство черни&quot

Схема последней борьбы Николая

Тогда наши интересы разделятся, Россия останется одна на поле сражения. Как видим, вся схема последней борьбы Николая Павловича с „непреодолимым", по признанию его собственного министра, духом времени могла быть начертана еще в 80-х годах