Recent Articles

Две действительные силы

„Уже с давних пор в Европе только две действительные силы, две истинные державы: Революция и Россия", писал Тютчев летом 1848 года. „Они теперь сошлись лицом к лицу и завтра, может быть, схватятся

Русское посольство

Я решительно восстал против этого предположения, обратив его внимание на то, что русское посольство никоим образом не может вмешиваться во внутренние дела Франции и помогать какой бы то ни было партийной интриге

Дипломатический диалект

«В моей -последней депеше,—писал ,19/31 октября 1848 года Яков Толстой на французском языке,—конечно, шпионы Николая, если они оперировали за границей, тоже обязаны были пользоваться дипломатическим диалектом,—я обращал внимание на многочисленные шансы Луи Бонапарта сделаться президентом республики

Крестьянские и поповские голоса

Людовик Наполеон Бонапарт, который некоторым мужичкам казался прямо вернувшимся из изгнания императором, а другим—более просвещенным—сыном Наполеона I, заранее имел все крестьянские и поповские голоса

Ядовитая лекция

В ответ на дружескую услугу России в датском вопросе Бастид и пытался выторговать нечто для Франции в итальянских делах, но тут наткнулся на глухую стену

Прусская блокада Балтики

На этом пути Россия уже нашла союзника, весьма неожиданного для общей ситуации русской внешней политики 1840-х годов, но в данном пункте совершенно естественно, в лице Англии: ей тоже прусская блокада Балтики не могла улыбаться

Твердость и солидность

Кавеньяк внес в дело военную твердость и солидность: это был не болтун, а человек действия, как и полагается доброму реакционеру

Причины временного разрыва переговоров

Помимо личных, могли быть и более общие причины временного разрыва переговоров. В Петербурге знали о демонстрации 15 мая—очень яркое описание ее III Отделение получило от Якова Толстого—по донесениям того же Толстого там могли изо дня вдень следить за подготовкой, июньских [&hellip

Демократическая держава

Припевом всей его инструкции является „не спешить". Все, ведь, это еще в. будущем. 6/18 апреля в Петербурге уже отлично видели, что до „единой демократической державы" между Одером и Рейном еще очень далеко, что пока что в Германии такая каша, лучше [&hellip

Президентские выборы

Правда, этот перерыв рисовался ему непродолжительным когда будет принята конституция и назначены президентские выборы, „на десять миллионов избирателей я получ; вероятно, 8 миллионов голосов&quot

Французская реакция

До такой степени французская реакция, очевидно, сама была встревожена тем, что началось в Германии,—до такой степени трехцветное знамя было испугано красным призраком, неожидано поднявшимся по ту сторону Рейна

Буржуазная национальная гвардия

Как гениально угадал Маркс (в „Борьбе классов”), что демонстрация была грубо спровоцирована с исключительной целью вернуть в столицу наиболее „надежную" часть „силы порядка

Мирные заявления царя

В ответ на мирные заявления царя относительно Франции, Ламартин начал долго распространятся о своих собственных мирных намерениях, особенно стараясь снять с себя подозрение, что он в чем бы то ни было мирволит полякам

Визит русского поверенного

Киселев ухватился за букву инструкции, дух которой он решил игнорировать. Инструкция предусматривала, как предварительный к отъезду момент, визит русского поверенного в делах Ламартину, чтобы прочесть последнему письмо императора, отзывавшее посольство из Парижа

Новые распоряжения

На четвертый он решил. Готовясь к отъезду, писал он Нессельроде шифром от 17—29 марта (курьеров опять нельзя было посылать — дорога на Берлин была закрыта), „я должен предвидеть случай, что ваше сиятельство пожелаете прислать мне новые распоряжения, узнав о печальных [&hellip

Старый режим в Вене

Все эти депеши шли из Парижа в Петербург медленным и кружным путем—железные дороги все еще, как следует, не работали: только что цитированная, помеченная 17 февраля, старого стиля, была получена в Петербурге лишь 27-го

Тонкий нюх николаевского дипломата

Тонкий нюх николаевского дипломата—Киселев, несомненно, был хорошим образчиком этой школы — подсказывал уже ему, что в новорожденной республике он найдет собеседников, пожалуй, не менее респектабельных, чем только что павший Гизо—иод конец своей политической карьеры сделавшийся в „Священном Союзе совсем своим [&hellip

Спокойный и приличный вид

Когда Киселев прочел этот циркуляр, ему сразу показалось, что вокруг него стало светлее. «Париж принимает понемногу более спокойный и приличный вид», писал он, пересылая бумагу Ламартина по начальству

Признаки благонадежности

Несмотря на то, что республика, являющаяся гарантией от коммунизма, по-видимому, имела все признаки благонадежности, Киселеву и в голову не пришло в первую минуту, что он мог бы остаться в Яариже, если бы гарантия оказалась действительной

Успокоение для пугливых

Так грозно звучало слово в ушах буржуазии уже 75 лет назад! Но у «на заставах команду имеющих» было наготове успокоение для пугливых