Recent Articles

Крепость Бомарзунд

Напав на ничтожную в стратегическом отношении крепость Бомарзунд (на Аландских островах) и взяв ее—в июле 1854года—союзники заставили Николая сосредоточить на балтийском побережье „несметное, можно сказать, количество войск“, по выражению кн

Силы на огромном пространстве

А для этого нужно было держать Николая возможно дольше в заблуждении насчет истинного пункта высадки, чтобы заставить его разбросать свои силы на огромном пространстве от Торнео до Тифлиса

Манифест Николая Павловича

Только 9 февраля следующего года появился манифест Николая Павловича. Он начинался обычным заявлением искреннего желания русского императора „прекратить кровопролитие&quot

Официальные известия

Для ревнителей „юго-восточно-европейского" союза всех славян со столицей в Константинополе нельзя было придумать более злой иронии

Работы против правого фланга крепости

Для борьбы с необдуманной отвагой в это время нельзя было изобрести человека лучше князя Варшавского: десять дней спустя он приказал приостановить работы против правого фланга крепости, находя, что они „слишком быстро подвигаются вперед&quot

Гарнизон турецкой крепости

Несмотря на то, что в его распоряжении было до 90 тыс. чел. войска, тогда как гарнизон турецкой крепости не превышал 18 тысяч, он не решился окружить ее со всех сторон

Германские государства

Германские государства уже были связаны друг с другом взаимным обязательством—помогать друг другу в поддержании нейтралитета: другими словами, если бы Россия вздумала, увлекшись панславистскими планами в погодинском духе, напасть на Австрию, она имела бы против себя  Пруссию, и весь Германский союз

Оборонительная теория

Он опять вернулся к своей оборонительной теории и на совещаниях в Петербурге перед отъездом советовал Николаю отвести войска за Серет и даже за Прут—т.-е

Маленький народ

Когда перед самой войной турецкая армия Омер-паши готовилась вторгнуться в Черногорию и смести маленький народ с липа земли, не русский посол в Константинополе, а австрийский генерал властным словом остановил нашествие

Глава европейского легитимизма

Глава европейского легитимизма быстро входил в новую роль революционного агитатора на Балканском полуострове

Возмущение малоазиатских греков против турецкого султана

Если возмущение малоазиатских греков против турецкого султана и можно было с натяжкой не считать революцией, то организация восстания австрийских славян против их императора, несомненно, была „революционным действием&quot

Император Николай

Император Николай тогда остался глух к советам своего „отца-командира“. Но вмешательство в войну морских держав и дезертирство Австрии наводили на тот же строй мыслей все с большей и большей убедительностью

По адресу Австрии

На смертном одре он говорил впоследствии, что готов примириться „даже с австрийским императором и турецким султаном": для него это теперь было одно и то же

В качестве чрезвычайного посла

Для этой цели, в самом начале 1854 года, были отправлены в Берлин бар. Будберг, а в Вену, в качестве чрезвычайного посла, личный друг Николая Павловича, гр

Формальное соглашение с Францией

Формальное соглашение с Францией—до сих пор успешно тормозившееся Эбердином и его товарищами—состоялось без замедлений

Начальник русской эскадры

Как бы то ни было, начальник русской эскадры, крейсировавшей у берегов Малой Азии, адмирал Нахимов, решил предупредить турок и, войдя «коло полудня 18 ноября на синопский рейд с шестью линейными кораблями, после боя, длившегося несколько часов, сжег все турецкие суда: [&hellip

Русские дела в азиатской Турции

Несколько лучше шли русские дела в азиатской Турции. Сил здесь было еще меньше: тогдашний кавказский наместник, кн

Стратегические условия борьбы

Впрочем, совершенно очевидно было, что русские и не думают уходить. В то же время, однако, манифест указывал принципиальное основание для войны: Порта „приняла мятежников всех стран в ряды своих войск&quot

Проницательные наблюдатели

Такой исход сколько-нибудь проницательные наблюдатели могли предвидеть еще до начала войны. Английский посол Сеймур усиленно и добросовестно старался рассеять иллюзии Николая Павловича относительно Австрии

Тяжелый русский кошмар

В Берлине многие находили, что наступил, наконец, момент стряхнуть с себя тяжелый русский кошмар и вновь приняться за работу национального объединения, так грубо прерванную вмешательством русского императора, и в числе этих многих были не только купцы и журналисты, а и [&hellip