73 орудия

Англичане к этому времени успели поставить 73 орудия—всего, значит, у союзников было их 126. Севастопольцам удалось построить с 14 сентября по 5 октября более двадцати батарей и довести вооружение сухопутной обороны со 172 до 341 орудия, в том числе до 200 тяжелых морских пушек, не уступавших артиллерии союзников. При таких условиях исход первой бомбардировки (5 октября), несмотря на поддержку —довольно слабую—флота, не дал решительного успеха нападающему. Третий бастион был совершенно разгромлен англичанами, но они все же не рискнули штурмовать эту груду земли, покрытую трупами и обломками, выжидая, чем кончится бой на других пунктах. А здесь французские батареи вынуждены были замолчать под огнем крепостных орудий. В результате Севастополь был признан заслуживающим правильной осады: несмотря на тяжелые потери (1.250 человек, в том числе убит был Корнилов), первая бомбардировка доказала, в сущности, жизнеспособность импровизированной крепости.

Но защита ее именно потому, что она была импровизированная, представляла колоссальные трудности. К половине XIX столетия артиллерийская техника сделала уже очень большие успехи. Осадные орудия этой эпохи достигли весьма значительной, по сравнению с предшествующим временем, досягаемости-—до 2 и даже 3 верст. А разрушительное действие их увеличилось еще значительнее, особенно благодаря введению так называвшихся тогда „бомбических" пушек—длинных (дальнобойных) орудий крупного калибра, стрелявших разрывными снарядами г). Все это настолько облегчало разрушение укреплений, что прежняя крепость сомкнутого типа ко времени Крымской кампании стала уступать место системе отдельных фортов. При этом жизненные части крепости,—склады, магазины, казармы, госпитали—сосредоточивались внутри крепостного ядра, сравнительно безопасного от неприятельских выстрелов, но крайней мере, в первую половину осады» Оборона же велась из фортов, расположенных на расстоянии полутора—трех верст

от „ядра", на возвышенностях, командующих окрестностями крепости. Взятие одного—двух фортов еще не означало падение крепости, а в крайнем случае можно было защищаться в „ядре", даже после падения всей линии фортов.

Comments are closed