Административный упадок имамата

Административный упадок имамата—если даже и не приписывать наибам таких макиавеллистических мотивов, какие им присваивает наш историк,—можно считать таким образом установленным. Остается вопрос,—была ли это, действительно, одна из основных причин общего упадка или это было лишь следствие более глубоких причин? У того же историка мы можем найти, по крайней мере, намек и на последнее. Резюмируя, на последних страницах своего сочинения, условия разложения Шамилева господства и отмечая еще раз злокозненность наибов,—„измены “ которых он не перестает обличать на протяжении всей второй половины своей истории—он обмолвливается таким замечанием: „когда таким образом все выходы для набегов со стороны Чечни, Дагестана и Лезгинской линии (граница с Грузией) были заняты, то пограничный доход Шамиля прекратился. Имения наибов начали уменьшаться. Горцы, по привычке, начали грабить друг-друга, началась междоусобная вражда". Итак, виновата была не одна недобросовестность наибов, или зависть их к имаму и его наследнику,—стали уменьшаться материальные средства имамата, и от этого зависело остальное. Нужно сделать еще один шаг и спросить себя: кто же доставлял эти средства? Доходы от военной добычи—на что указывает в данном месте наш автор—никогда не составляли главного ресурса для Шамиля: даже цифры, приводимые самим дагестанским историком, достаточны, чтобы опровергнуть его предвзятое мнение. Лишь за один год он

может указать 15.000 руб. доходу от „мугаджиров": так назывались, по примеру первых лет ислама, люди, бросившие все и всецело посвятившие себя священной войне; в другие же годы доход этот падал до 1.000 рублей. При всей бедности Дагестана в деньгах это сумма слишком ничтожная, чтобы играть какую бы то ни было роль в государственном бюджете,—каким все-таки был бюджет имама. Зато подати с хлеба собирались ежегодно до 435,000 пудов,—по самой скромной цене, тысяч на 80 руб. Мы уже упоминали (см. выше 2. Горцы и мюридизм) о том странном факте, что /« хлебного сбора был значительно выше той пропорции, в которой „зеках" взимался со скота и даже с денег: в первом случае—12/, во втором—1 или 2в/0. И это дает нам ответ на вопрос: кто, в действительности, содержал государство Шамиля и оплачивал расходы „священной войны". Это не мог быть Дагестан, который никогда не в состоянии был прокормиться своим хлебом. Это могла быть только житница и самого Дагестана, и всего восточного—а отчасти и западного—Кавказа: Чечня.

Comments are closed