Без участия китайцев

Прямой борьбы, впрочем, избежать не удалось. Уже в середине 80-х годов дело дошло до погрома японских колонистов в Сеуле, организованного не без участия китайцев, контр-погрома, устроенного уже японцами, и, наконец, до событий, где китайские войска прямо стреляли по японским чиновникам. Дело кончилось на этот раз победой китайцев и „патриотической" реакцией корейского населения против иностранцев (по словам одного хорошо знающего край английского наблюдателя, ничто так не чуждо корейцам, как патриотизм в европейском смысле). Как и всегда в подобных случаях, „народ" играл роль статистов, а судьбами страны, под эгидой китайских мандаринов, правило местное дворянство, по-видимому, самое жадное и самое невежественное в мире, ведшее отчаянную борьбу с немногочисленной, усвоившей себе японскую культуру буржуазией. Эта последняя и выделила из своей среды корейскую „партию реформ", на минуту ставшую у власти в 1884 году и быстро погибшую под натиском „патриотической" реакции. Нашедшие себе .убежище в Японии остатки ее были постоянной угрозой для китайско- дворянского владычества. Японская буржуазия относилась к этим корейским эмигрантам, как к своим, и во всякую минуту готова была поддержать их дело. Развязку тормозило японское правительство, само отчасти верившее в силу „реформированного" Ли-Хун-Чангом Китая и не считавшее Японию созревшей для войны с ним. Но к началу 90-х годов корейский вопрос стал вопросом жизни и смерти самого японского правительства: только-что народившийся (с 1890 года) в Японии парламент обнаружил самое шовинистическое настроение, двукратный роспуск палаты дал прежнее большинство, в воздухе начало пахнуть революцией х), и в 1894 году микадо вынужден был послать свои войска в Корею, воспользовавшись, как предлогом, беспорядками, происходившими там, впрочем, едва ли не каждый год. На этот раз, вступив в Корею, японцы твердо решили не уходить из нее. Симоносекекий договор покончил раз навсегда с юридической фикцией зависимости Кореи от Китая. Корея была признана „самостоятельным государством", фактически лее хозяином страны стал японский посланник.

Comments are closed