Блокада Плевны

При господстве философии штыка все это было более, чем естественно: уж если ружье было „представителем самосохранения", то земляная насыпь и подавно могла только развратить солдата. Но если бомбардировка была бесцельна, а к правильной осаде мы не были подготовлены, то оставалось только прибегнуть к старинному средству, практиковавшемуся еще Владимиром „святым" при взятии Корсуня: попытаться взять Плевну голодом. Вместо осады решено было повести, в сущности, настойчивую блокаду Плевны, отрезав ей все пути сношений с внешним миром. С прибытием гвардии под Плевной у нас имелось, за всеми потерями, не менее 100.000 одной пехоты, не считая кавалерии, классически бездействовавшей в это время, как и

во все остальное. С такими силами можно было попытаться запереть лагерь Османа-паши со всех сторон. Главной артерией, связывавшей эту армию с забалканской Турцией, было софийское шоссе, где Османом, для обеспечения сообщений, были устроены на известном расстоянии друг от друга укрепленные этапные пункты. Гвардии была поставлена задача—завладеть софийским шоссе, вытеснив турок из этих пунктов. Несмотря на то, что три плевненские неудачи и целый ряд более мелких поражений в Малой Азии давно доказали всю нерасчетливость открытых штурмов укрепленных позиций при современном вооружении, гвардия начала с повторения уже проделанного другими войсками опыта и 12 октября штурмовала два из упомянутых этапных пунктов, Телиш и Горный Дубняк. Под первым атака была отбита, второй был взят; общая потеря при этом достигала 4.500 человек, тогда как турок было против нас всего не более 6.000. Через несколько дней был взят и Телиш, исключительно путем артиллерийского обстрела: так как казематированных помещений у турок не было, то они не выдержали града шрапнелей, сыпавшегося на них в течение нескольких часов. При этом русская потеря не превышала десятка человек, и не было сомнений, что таким же путем можно было взять и Дубняк, так как тип укреплений был совершенно одинаковый. Третий этапный пункт, ближайший к Плевне—Дольний Дубняк, был после этого очищен турками без боя.

Теперь все выходы из Плевны были в русских руках. Оставалось терпеливо выжидать, пока голод сделает свое дело. Но так как гвардия шла из Петербурга, конечно, не для того, чтобы нести скучную блокадную службу, то надо было найти ей достойное ее занятие. К тому же победа, хотя и достигнутая довольно бессмысленным путем, снова окрылила прежние надежды и чаяния. Идея набега за Балканы вновь воскресла в главной квартире.

Comments are closed