Большое сражение

Первое же большое сражение (при Люцене 20 апреля 1813 г.) стоило союзникам левого берега Эльбы — они вынуждены были отступить за Дрезден. Это отступление страшно обескуражило Фридриха-Вильгельма, которому уже стала мерещиться кампания 1806 года и его мемельское изгнание. 30 апреля Наполеон вместе с королем саксонским торжественно въехал в Дрезден, а 8 и 9 мая. союзники вновь были разбиты в восточной Саксонии при Бауцене: пришлось отступить на прусскую территорию, в Силезию. Император Александр начинал уже снова находить неприличным свое пребывание на войне, раз дела шли так плохо: с поля сражения при Бауцене он уехал, не дождавшись своей армии, заявив Витгенштейну, что он ,не хочет быть свидетелем такого расстройства“ (deconfiture). Несколько дней спустя французы заняли и Бреславль—мы были откинуты почти к Висле.

Из Критического положения вывел союзников сам Наполеон. Уже тотчас после Люцена он пытался вступить в переговоры с императором Александром. Но союзники считали свою неудачу случайностью—и французские предложения были отклонены. После Бауцена обе армии—и прусская, и, в особенности, русская были так расстроены, что приостановка военных действий являлась для них существенной необходимостью: новый главнокомандующий, Барклай-де-Толли, в течение нескольких

дней не мог определить ни состава, ни численности своей армии—так все перепуталось. Теперь поэтому согласились на перемирие,—которое продолжалось около двух месяцев. С первого взгляда представляется загадочным, зачем понадобилось Это перемирие победителю. Но мы поймем это, если вспомним, что новая армия Наполеона была по составу еще хуже, то-есть еще более способна к саморазложению, чем „Большая армия4  1812 года. Несмотря на строжайшие приказы и расстреливай не дезертиров, даже гвардейские полки таяли день-ото-дня без всяких сражений. Мародерство было неистовое—целые дивизии и бригады превращались в банды разбойников, наводивших ужас на союзных Наполеону саксонцев. Но нужно прибавить, что если французы оставляли ряды поодиночке или маленькими партиями—то немецкие „союзники" делали то лее организованно, переходя к неприятелю целыми частями в полном боевом порядке, со штабом и артиллерией. Углубляться с такой армией в неприятельскую страну значило итти навстречу новой Березине гораздо быстрее, чем то было в 1812 году.

Comments are closed