Бывший главнокомандующий

Остановились поэтому на такой комбинации: главнокомандующим всей действующей армией был назначен старший из сухопутных генералов царской фамилии, бывший главнокомандующий войсками гвардии и петербургского военного округа, вел. кн. Николай; Александр же Александрович должен был стать командиром той из отдельных армий, которая должна была увенчать победоносную кампанию походом на Царьград. А пока, в ожидании этого блестящего конечного эпизода войны, великий князь наследник согласился занять скромный — но зато и нерискованный — пост начальника обсервационного „Рущукского" отряда. Обстоятельства впоследствии сложились так, однако яге, что осуществить эту комбинацию стало невозможно, не вступая в самый резкий конфликт с общественным мнением всей армии, и моральному виновнику войны 1877 года так и не пришлось принять в ней видного участия.

Трудно сказать, какие данные имел вел. кн. Николай для того, чтобы распоряжаться действиями двухсот-тысячной армии. Вблизи поля битвы он был только однажды, в дни ранней юности: это было в севастопольскую кампанию, под Инкерманом. По довольно обычному порядку на такого высокопоставленного главнокомандующего падает только почетная, представительная роль, фактически же руководит ходом военных

операций другое лицо—из настоящих боевых генералов. Так, во время франко-прусской войны номинально командовал германскими войсками сам король Вильгельм — фактическим же главнокомандующим был его начальник штаба, Мольтке Милютин, по-видимому, рассчитывал на такой обычный порядок и в данном случае и усиленно рекомендовал в начальники штаба Обручева, своего главного консультанта по стратегическим вопросам. Насколько Обручев оправдывал свою блестящую репутацию, мы лишены возможности судить, хотя впоследствии его поклонники ему исключительно приписывали конечный успех кампании в Малой Азии ). Во всяком случае, он принадлежал к тому же типу хорошо образованных русских офицеров, как и сам Милютин. Но увел кн. Николая было против него капитальное возражение—Обручев был несомненный „либерал", по крайней мере, в прошлом, когда он простер свою неблагонамеренность до того, что отказался птти на войну с польскими инсургентами (в 1863 году), считая ее „братоубийственной".

Comments are closed