Движение турок

Этот успех, довольно дешевый, так, однако, вскружил голову победоносному генералу, что он просто забыл о Плевне, которая и была тем временем занята пришедшими из Виддина войсками Османа-паши. Само собой разумеется, что и это движение турок было полной неожиданностью для русских военачальников, хотя для специального наблюдения за Плевной и была еще ранее отряжена целая кавалерийская бригада. Эта последняя, проглядев передвижение турок, не сумела даже произвести рекогносцировки уже занятой турками Плевны—и часть 9-го корпуса (несколько менее 1 дивизии), направленная к последней Крюденером, спешившим исправить свою ошибку, с размаха буквально наткнулась на весь корпус Османа-паши. Последний, считая, что перед ним лишь авангард, за которым непосредственно следуют более крупные силы, ограничился, однако же, отражением русского отряда и не перешел в наступление. В распоряжении русских генералов оказалось 10 дней, которыми всякая другая армия воспользовалась бы, по всей вероятности, для того,;

чтобы прежде всего правильно определить размеры неожиданно появившейся опасности, У Османа было в это время не более 30 тысяч человек, и для наблюдения за ними было вполне достаточно одного русского корпуса, в крайнем случае 3 дивизий. Повторять нападение на плевненские позиции, тем временем основательно укрепленные турками, не было, казалось бы, никакого разумного основания. Исход этого второго плевненсйого боя (18 июля) был такой же печальный, как и первого: но теперь потерпел поражение значительный отряд—почти треть всей русской армии— и положение последней представлялось, действительно, рискованным. К тому же это не была просто отбитая атака, как старались утешить себя в русской главной квартире, а настоящее поражение, со всеми его моральными. последствиями. Охватившая войска паника была так велика, что толпа беглецов донеслась до самого Систова и ломилась па левый берег Дуная, в Румынию: охранявшему мост отряду пришлось вступать с ними чуть не в рукопашную. Словом, картина очень напоминала то, что было, например, в Крыму после алминского сражения; при чем нашелся наследник даже и ген. Кирьянову, в лице командира 30-й дйвизии Пузанова, который, в коляске, ускакал с поля битвы впереди всех.

Comments are closed