Формальная дружба с Францией

Как там, так и здесь результат был один война, затягивалась. Но формальная дружба с Францией вела к формальному же разрыву с Англией, которая никогда не принадлежала к числу русских друзей в передней Азии, вплоть до начала XX столетия. Как ни ценна была Россия для английской промышленности в эти дни—дни борьбы с „континентальною блокадою", это нисколько не мешало ост-индским англичанам занять по отношению к Персии то лее положение, которое не совсем еще оставили и французы: на место генерала Гарданна с его инженерами и артиллеристами явились английские офицеры, принявшиеся обучать европейскому строю персидскую пехоту. И тщетно Тормасов в своих обращениях к шаху яркими красками расписывал бедствия, постигавшие будто бы всех, кто имел несчастие подчиниться коварному английскому влиянию,—всячески возвеличивая теперь победы Наполеона, который еще недавно едва не умер на страницах подобных же бумаг гр. Гудовича: персы так же мало верили франкофильству нового русского главнокомандующего, как и франкофобству прежнего. Английское золото, английские пушки и ружья говорили сами за себя. По инициативе Англии шах заключил союз с турецким султаном, и оба мусульманские врага России, действовавшие до сих пор не совсем неудачно порознь, готовились вместе действовать еще более успешно. Конец войны в Азии—неожиданно с точки зрения местных дел—положил крутой поворот в европейской политике: разрыв России с Наполеоном, возобновление англо-русского союза и война 1812 года привели закавказские дела к развязке, какой совсем нельзя было ожидать в 1810 году. Бухарестский мир с Турцией прекратил военные действия и на малоазиатской турецкой границе. Персы остались одни. Английские дипломаты, до того всячески поддерживавшие воинственные планы Аббаса- Мирзы, хлопотали теперь о посредничестве, довольно точно копируя поведение ген. Гарданна и его агентов после Тильзитского мира. Наскоро созданная английскими офицерами регулярная персидская армия оказалась еще не в силах выдерживать бой с кавказскими войсками России, когда силы этой последней не были раздроблены борьбой одновременно с двумя противниками. Разгром Аббаса-Мирзы Котляревским (при Асландузе, на берегах Аракса, в октябре 1812 г.) заставил шахское правительство послушаться миролюбивых теперь советов британской дипломатии ),—с своей стороны, Александр I был так же рад развязаться с персидской войной, как раньше с турецкой.

Comments are closed