Французский пролетариат

Аналогия с нашей февральской революцией 1917 года бьет в глаза. Поставьте на место Милюкова и Керенского Ламартина—со своей глубокой и прочной буржуазной, подоплекой и своим неиссякаемым красноречием он счастливо объединял в своей особе обе эти фигуры, —на место Корнилова Кавеньяка: вы получите почти фотографию. Только финал был другой. Французский пролетариат был лишен всякой организации и пал в июньские дни под натиском организованной буржуазии. Русский—имел прочную классовую партию, с полутора десятками лет революционного опыта, и его роль не оборвалась

июльскими днями 1917 года. И он добился не только того, что буржуазия приняла на время защитный социалистический цвет, но и того, что этот маскарадный, в глазах буржуазии, костюм превратился в повседневное одеяние созданной пролетариатом республики на долгие годы.

В этом ином финале—глубокая социологическая разница двух пролетарских революций на разных ступенях экономического развития. Но их идеология должна содержать в себе много сходных черт, и притом у обеих борющихся сторон—и у пролетариата, и у буржуазии. Идеологией парижского пролетариата займутся другие товарищи: на мою долю выпадает менее благодарная роль осветить политическое миросозерцание французской буржуазии тех дней. Сходство с нашим февралем и тут доходит до фотографичности. И там, и тут возникшее из революции «республиканское» правительство ни о чем так не хлопотало, как о сохранении «традиций» только что низвергнутой монархии. И там, и тут победитель-пролетариат, перед которым публично распинались в высокопарных речах, был предметом ужаса и ненависти в четырех стенах министерских кабинетов. И там, и тут заговор против пролетариата начал ткаться с той же самой минуты, когда рабочий класс имел наивность отдать руководство судьбами страны в руки буржуазных лидеров.

Имеющийся в нашем распоряжении материал, освещающий психологию этих последних, может показаться односторонним. Он дает всю картину под определенным углом зрения—углом зрения внешней политики Франции 1848 года. Но это по существу лишь фиксирует наш наблюдательный аппарат. На самом деле, с этого угла видна вся картина.

Comments are closed