Фридландское поражение

Фридландское поражение далеко однако не означало собою истребления русской армии. Она потеряла не более 25% своего состава и всего 10 орудий. На выручку ей подходила резервная армия кн. Лобанова-Ростовского—могли быть мобилизованы и дальнейшие резервы. Словом, Александр вовсе еще не лишен был военных средств продолжать борьбу. Конец резне положило финансовое истощение коалиции. Союзники жили преимущественно, если не исключительно, английскими субсидиями. Но Англия постепенно приходила к убеждению, что продолжение борьбы в прежних формах для нее прямо невыгодно. Неудачи коалиции на сухом пути привели к тому, что громадная береговая линия от Любека до Данцига и Кенигсберга, до тех пор нейтральная или полу-нейтральная, была наглухо закрыта для британской торговли. Англия поддерживала вторую войну Александра против Наполеона в надежде наверстать то, что было упущено по легкомыслию прусского правительства в конце 1805 года—когда пруссаки приняли из рук Наполеона Ганновер и порвали с Англией. Теперь пруссаки давно раскаялись в своей легкомысленной жадности,—но англичанам было от этого не легче, Пруссия была в руках врага, и враг беспощадно пользовался своим перевесом: именно в завоеванном французскими войсками Берлине был подписан (21 ноября 1806 года) декрет, положивший основание „континентальной системе"—объявлявший все британские острова в блокаде, и всякие сношения с ними строжайше запрещенными как для французов, так и для всех союзников Франции. Практически исполнение этого декрета равнялось уничтожению всей английской морской торговли—и ответом на него могла быть только попытка призвать французов к благоразумию, разорив морскую торговлю их и их союзников. Англия объявила состоящими в блокаде гавани всех континентальных государств, так или иначе примкнувших к Франции. При подавляющем перевесе английского флота над французским (после Трафальгарской битвы, 6 ноября 1805 года, об этом уже не могло быть спора) это отнюдь не было пустой угрозой. На этом пути Англия могла чего-нибудь добиться. Содержание же континентальных армий, хронически терпевших поражения от Наполеона и отдававших в его полную власть одну милю берега за другой, становилось явно убыточным предприятием. Мнение английского правительства на этот счет впоследствии снова изменилось,—когда в Испании Наполеона постигла первая неудача на сухом пути.

Comments are closed