Генерал-адъютант

При первом известии о войне и наших неудачах, Николай отправил в Закавказье одного из наиболее надежных своих генерал-адъютантов, Ивана Федоровича Паскевича, для того, чтобы командовать действующими против персов войсками „под главным начальством генерала Ермолова", но с правом непосредственно сноситься с самим императором: нетрудно было догадаться, что это означало отнятие у Ермолова всякого начальства над войсками и оставление его при одной „гражданской части", где он совершенно не был страшен. Было предусмотрено, что „Сардарь-Ермулу" может не согласиться на такое разжалование,—и на этот конец Паскевич был снабжен секретным высочайшим повелением, смещавшим Ермолова и назначавшим его, Паскевича, на его место. Повеление, однако, не пришлось пустить й ход: Ермолов не пошел дальше некоторых невежливостей чисто личного свойства по адресу своего заместителя, и последнему пришлось изыскивать признаки неблагонадежности прежнего главнокомандующего в том, что тот принимал у себя прапорщиков и поручиков зауряд с генералами, да еще и не в установленной форме; при чем прапорщик сидел, а генерал должен был стоять. Притом же Паскевичу, если он хотел совершать подвиги, нужно было спешить: появление нового генерала из Петербурга подстрекнуло в Ермолове дух военного соперничества, и он вышел из своей апатии: высланный им против Аббаса-Мирзы кн. Мадатов, при всех своих административных особенностях все же „храбрый гусар“, по признанию самого Паскевича, успел уже одержать одну победу над персами. „Отец-командир“, Николая Павловича еле поспел во-время, чтобы не дать ермоловскому любимцу кончить все дело без него. Он прибыл почти накануне решительного боя: Аббас-Мирза, заметив, что русские стягивают подкрепления из Грузии и других мест, поспешил предупредить сосредоточение русских сил и атаковал отряд Мадатова у Елизавет- поля (13 сентября 1826 г.).

Comments are closed