Германские государства

Германские государства уже были связаны друг с другом взаимным обязательством—помогать друг другу в поддержании нейтралитета: другими словами, если бы Россия вздумала, увлекшись панславистскими планами в погодинском духе, напасть на Австрию, она имела бы против себя  Пруссию, и весь Германский союз. Но Австрии этого казалось мало. 20 апреля (н. ст.) между нею и Пруссией была заключена специальная военная конвенция, предусматривавшая, между прочим, случай, когда Австрии придется оккупировать дунайские княжества и при ртом, быть может, столкнуться с русскими поисками. В этом случае Пруссия обязывалась в определенный срок сосредоточить на русской границе 100.000 войска. Подучив заверения, что австрийские штыки, во всяком случае, не перейдут Прута, т.е. что Австрия не собирается вести наступательной войны против России. Фридрих-Вильгельм подписал и эту конвенцию. Теперь все крупные государства западной Европы или были в открытой войне с Россией, или заняли по отношению к ней положение враждебного нейтралитета.

Под впечатлением всех этих событий, настроение русского главнокомандующего становилось все более угнетенным. Повинуясь приказанию своего императора, он шел вперед—но ум «го был поглощен мыслью о неизбежном отступлении и о том, как его совершить. Черепашьим шагом он углублялся в Болгарию— но все время оглядывался на Карпаты, ежеминутно ожидая появления оттуда белых мундиров. Его первым распоряжением было очистить Малую Валахию—т.-е. ту часть Румынии, которая ближе всего к Сербии. Этим был окончательно обеспечен нейтралитет последней, что должно было несколько успокоить и смягчить Австрию На обитателей княжеств это .произвело такое впечатление, что почти ни один из солдат и офицеров распущенной молдаво-валашской армии не отозвался на приглашение вступить в русскую службу: русское дело считалось заранее проигранным.

В начале мая, почти через два месяца после переправы через Дунай, русская армия подошла, наконец, к Силистрии той из дунайских крепостей, взятие которой Николай считал главной задачей летней кампании 1854 года. Турецкие укрепления вокруг Силистрии не были еще окончены —в момент нашей переправы, в марте, их почти вовсе не было, и тогда легко было захватить крепость открытым нападением. Теперь приходилось вести правильную осаду. К ней Наскевич приступил так же осторожно, как и ко всему, что он предпринимал в это время.

Comments are closed