Главнокомандующий турецкой забалканской армией

Больше всего помог этому главнокомандующий турецкой забалканской армией Сулейман-паша, оказавшийся, на наше счастье, большим поклонником драгомировской тактики. Имея полную возможность обойти с флангов позицию слабых русских сил на шипкинском перевале, он вместо этого решил взять ее непременно фронтальными атаками, при которых все преимущества местности были на русской стороне. Благодаря этому, защитники Шипки, с невероятными усилиями, продержались все-таки до того времени, пока ближайшему к Балканам корпусному командиру, Радецкому, не удалось стянуть к угрожаемому пункту большую часть своих войск. Чрезвычайно характерно, что в эту критическую минуту мы уже ничего не слышим о командире передового

отряда, ген. Гурко, который всегда был на первом месте, пока военное счастье было на нашей стороне.

Как бы то ни было, Шипка была спасена. Это было тем более важно, что к этому времени (начало августа) русская армия уже в полной мере испытала впечатление человека, „темной ночью налетевшего на стену®, как очень метко и образно охарактеризовал две первые Плевны один из участников. Мы уже знаем, что, благодаря особенностям русской кавалерии, темная ночь постоянно висела вокруг русской армии, что создавало, между прочим, постоянную атмосферу нервности, всегда готовой перейти в панику. Дня за три до первого плевненского сражения припадок паники охватил главную квартиру самого императора: прикрывавший ее с запада (со стороны Виддина, где стояла армия Османа-паши) 9-й корпус бар. Крюденера четыре дня не давал о себе никаких известий, а в то же время в Систове (месте переправы русской армии) померещились кому-то турки под самым городом. Александра Николаевича разбудили в четвертом часу утра, и он со своим штабом должен был сделать форсированный переход в 20 верст, спасаясь от воображаемого неприятеля. К вечеру пришло известие, что Крюденер не только цел, но еще взял Никополь. При данной обстановке это, конечно, вызвало общее ликование, среди которого легко позабыли, что 9-й корпус был отправлен брать не Никополь, устаревшую турецкую крепость, не имевшую никакого стратегического значения, а Плевну—главный дорожный узел всей западной Болгарии. Никополь же упоминался в данных Крюденеру указаниях только на втором плане— в виде возможного дополнительного успеха.

Comments are closed