Горизонтальные и вертикальные общественные перегородки

Мюридизм стремился стереть не только горизонтальные, но и вертикальные общественные перегородки, решительной рукой водворяя на место пестрого местного обычая („адат“) однообразное мусульманское право („шариат"). Это не всегда нравилось вольной чеченской общине—и не всем в ней: устройство в Грозном для чеченцев суда из местных жителей (но под председательством русского офицера), решавшего дела по адат. несомненно притягивало к нам недовольные Шамилем элементы чеченского общества и,—опять-таки в ряду прочих условий,— ослабляло власть имама над Чечней.

В ослаблении имамата именно здесь и заключался корень всего дела, как мы сейчас увидим,—но прежде скажем несколько слов о влиянии другого фактора, отмеченного биографом Шамиля,—русского войска. Обычно, описывающие завоевание Кавказа придают значение сосредоточению там к концу 50-х годов большого количества военных сил: биограф кн. Барятинского насчитывает под его командой до 300 тысяч человек,— принимая, впрочем, в это число, по всей вероятности, и все казачьи войска, и все местные гарнизоны, как северного Кавказа, так и Закавказья; потому что непосредственно против Шамиля действовало не более 40—50 тысяч войска, а вообще  против горцев-—тысяч до ста. Цифра, впрочем, очень солидная  если припомнить, что само-то горское население не превышало миллиона: на каждых 10 горцев обоего пола и всякого возраста приходился таким образом один русский солдат! Это, конечно, весьма яркое свидетельство того напряжения сил, какого потребовала от русского правительства борьба с мюридизмом. Но нужно сказать, что в подобном масштабе война велась уже давно,—тот же автор и под начальством кн. Воронцова (в половине 40-х годов) насчитывает уже 250.000 человек. Если мы сравним боевые силы в тесном смысле,—те войска, которыми непосредственно располагал Воронцов во время своей знамени гой даргинской  экспедиции—летом 1845 года,— с тем, что было в распоряжении Барятинского во время его похода к Гунибу, в августе 1859 г., мы получим цифры, не слишком резко различающиеся друг от друга ). Если первый едва не попал в плен к Шамилю, а последний сам взял Шамиля в плен, то это, конечно, нельзя объяснить только количественным соотношением сил их обоих, с одной стороны, я их противника—с другой. Несколько лучше объясняют дело качественные изменения, испытанные русской армией за это г промежуток времени.

Comments are closed