Громадный перевес

И тем не менее, пороху часто не хватало, хотя его свозили в Севастополь по частям чуть не изо всех русских крепостей.

В одном отношении, однако же, союзники имели громадный перевес над севастопольцами. В их распоряжении находилось более 200 мортир большого калибра (бросавших бомбы весом до 7 пудов включительно), позволявших им развивать

в колоссальных размерах навесный огонь,—к чему морские орудия бастионов были совершенно неспособны. Значение этого обстоятельства будет вполне понятно, если мы вспомним, что защитники крепости находили единственное сколько-нибудь безопасное убежище только в блиндажах—подземных помещениях, прикрытых сверху толстыми бревнами и слоем земли. Блиндажи можно было разрушить только навесным огнем, — и тогда гарнизон оставался совершенно беззащитным. Никакая дисциплина не могла заставить людей оставаться на месте, где им угрожала верная смерть. Когда навесный огонь осаждающего достиг своей цели, большую часть войск пришлось свести с бастионов—и это было основным условием, обеспечившим успех штурма 27 августа 1855 г. Кроме того, по мере приближения к нашим укреплениям траншей противника развивался штуцерный огонь последнего, достигавший той же цели—сделать бастионы необитаемыми. Под конец от штуцерных нуль гибло не меньше народу, чем от ядер и бомб: Нахимов был убит, а Тотлебен ранен такими пулями. Словом, был известны!! предел, по достижении которого защищать крепость долее было невозможно. В патриотических разговорах петербургского и московского общества Севастополь мог быть неприступным. Но на месте всем, начиная с обоих главнокомандующих—сначала Меншикова, потом Горчакова—было ясно, что Севастополь должен пасть, если его не выручат—не заставят каким-нибудь способом союзников снять осаду. Операции нашей сухопутной армии в Крыму в те минуты, когда она выходила из своего обычного пассивного состояния и переставала изображать собою запасное депо для пополнения гарнизона, клонились именно к этой цели. Меншиков начал ее преследовать, как только его войска оправились от альминского поражения, и к ним подошли первые подкрепления из России. Его первая попытка была задумана стратегически очень удачно. Базой англичан была Балаклава; захватив ее или отрезав от нее осадный корпус, русская армия лишала противника единственной удобной гавани, находившейся в его распоряжении, ставила его между двух огней и заставляла от нападения перейти к обороне.

Comments are closed