Испанцы, португальцы и голландцы

В рядах молодой гвардии были испанцы, португальцы и голландцы, преданность которых своим номинальным государям была более, нежели сомнительна; впоследствии из испанских дезертиров был сформирован целый партизанский отряд, действовавший прртив французов. Начиная с 3-го корпуса, маршала Нея, эта примесь плохих „союзных" войск, на которые Наполеон ни в коем случае не. мог положиться, как на свои, становится все заметнее: у Нея была уже целая дивизия вюртембергцев,— постоянный источник беспорядка и путаницы, официально отмеченный в приказах по армии. Дальше шли корпуса, почти целиком составленные из иностранцев, принудительно завербованных во французскую службу: лучшими из них были итальянцы (4-й корпус), страшно терпевшие от русского климата, и поляки (5-й корпус); гораздо хуже были баварцы, саксонцы, особенно вестфальцы, по части буйства и грабежей превзошедшие даже вюртембергцев: в общем не менее 150.000 немцев, которые настолько же неохотно следовали за Наполеоном, насколько они были плохи, как армия. Когда они действовали вместе с более надежными частями, их можно было употреблять только в качестве подмоги, но не для самостоятельной роли; когда они оставались одни, их били (баварцев на Двине, саксонцев на Волыни)—и приходилось более ценные войска отправлять им на выручку.

Было бы однако же совершенно ошибочно думать, что чисто французские войска—только в силу того, что они французские, были лучше „союзных": слабая сторона последних заключалась в том, что они были переполнены рекрутами, еще не успевшими пропитаться искусственной казарменной атмосферой и принесшими в ряды армии все то острое недовольство режимом первой империи, которое было особенно сильно в покоренных странах, но которое к 1812 году было уже не менее сильно и в самой Франции. Мы видели, к каким экстренным мерам приходилось прибегать и здесь, чтобы получить от населения солдат. Между тем, по свидетельству маршала Нея, рекруты составляли подавляющее большинство французских полков, кроме первых трех корпусов, и старой гвардии. И, благодаря этому, чисто французские полки представляли нередко ту же картину, что и союзники: та же масса отсталых, те же дезертиры, то же мародерство.

Comments are closed