Июльская революция и провозглашение бельгийской независимости

Июльская революция и провозглашение бельгийской независимости были наглядным подтверждением того факта, что Священный Союз перестал существовать. Священный Союз был попыткой увековечить коалицию держав старого порядка против революционной Франции: и на нем лишний раз оправдался тот эмпирический закон, что никакая коалиция не может быть успешна, раз в ней участвует Англия.

Вся вторая половина царствования Николая наполнена попытками воскресить Шомонский договор 1814 года—союз четырех держав (Россия, Австрия, Пруссия и Англия) против пятой, Франции. Но это было предприятие, заранее осужденное на неудачу. Англия ВО-х и 40-х годов была мало похожа на Англию первого десятилетия XIX века. Страна крупного землевладения и торгового капитала успела окончательно обратиться в страну торжествующей крупной промышленности. Но промышленной буржуазии нужно было господство манчестерства и либерализма на европейском континенте—так же, как торжество наполеоновских армий было необходимым условием процветания более примитивной французской буржуазии начала столетия. По характерной иронии судьбы, английскими делами в это время еще продолжали заведовать государственные люди старой школы, вышедшие из рядов крупной земельной знати, глубоко проникнутые феодальными понятиями и привычками. Некоторые из них были личными друзьями императора Николая—и это поддерживало в нем иллюзию английского союза, веру в то, что случайному и досадному отчуждению Англии от трех держав старого порядка скоро наступит конец. Государь-Вотчинник наивно верил, что всюду в мире политика определяется личными вкусами и симпатиями тех, кто ее ведет—и для него всегда оставалось загадкой, почему Веллингтон или Эбердин, лично расположенные к нему, Николаю Павловичу, искренние и глубокие консерваторы, не могут помешать участию Англии в разных „революционных" происках, направленных против России. Он никак не мог представить себе, чтобы «равитель страны был просто орудием в руках управляемых—и никогда не мог освоиться с мыслью, что в Англии может остаться министром лишь человек, способный поддерживать на континенте либеральные течения, выгодные английской буржуазии.

Comments are closed