Католические патеры

В соседней Боснии восстанием и руководили католические патеры. Мы видели, что современники подозревали здесь тайное соучастие Германии,—а поддержка Австрии восстанию была почти явной. Австрия где открыла и дипломатический поход. Австрийский министр иностранных дел, гр. Андраши, выступил с проектом обращения к турецкому правительству; обращение должно было заключать в себе три требования: 1) свободы вероисповедания для христиан, 2) прекращения отдачи податей на откуп и 3) выкупа феодальных повинностейг которые и были главной причиной восстания. Турция была очень смущена этим влиятельным заступничеством за ее мятежных подданных. Этим смущением воспользовался русский посол в Константинополе, генерал Игнатьев—„вице-султан", ,как в шутку называли его дипломатические его коллеги: официально, „дружба" России и Турции не прерывалась, и русский посол был самым авторитетным членом дипломатического корпуса в Константинополе. По его совету были изданы султанские „ираде" и „фирман“, которыми удовлетворялись два первых требования Андраши еще раньше, чем они были официально предъявлены Так как для издания „ираде" и „фирмана" ничего не требовалось, кроме бумаги, то это было сочень легко сделать: не то было с третьим требованием. Для выкупной операции нужны были деньги, а их у Порты не было. А так как для инсургентов феодальные повинности составляли, очевидно, самое главное, то восстание продолжалось. Проект реформ, выработанный гр. Андраши (в окончательной редакции он имел уже пять пунктов—прибавились требования, устанавливавшие, в сущности, фискально-административную автономию восставших областей), был официально предъявлен турецкому правительству и поддержан всеми державами, не исключая и России. Такая солидарность „Европы “ еще более смутила турок. На словах они на все согласились; инсургентам была дарована амнистия и военные действия против них были временно прекращены. Затем, дело окончательного умиротворения взяла на себя Австрия; один из ее генералов должен был уговориться с вождями инсургентов насчет дальнейшего. Но тут выяснилось, что единодушное вмешательство держав имело свое психологическое действие и на восставших: видя уступчивость Турции, они, вполне естественно, сочли себя победителями.

Comments are closed