Китайский флот

Китайский флот был уничтожен, китайская армия, обновленная по европейским образцам, о которой так много толковали перед войной, самым блестящим образом опровергла эти толки. Между победоносными войсками маршала Ямагаты и Пекином, в сущности, ничего не было. Из держав, которые имели и интересы, и серьезные вооруженные силы в северной части Тихого океана, Англия и Соединенные Штаты были на стороне Японии. Не к кому было обратиться, кроме России. В 1895 году на берегах Пей-Хо повторилась сцена, разыгравшаяся в 30-х годах на берегах Босфора: Россия явилась в роли спасительницы беззащитного союзника, погибавшего под ударами врагов. Япония заняла обе стороны пролива, ведущего из океана в Желтое море, и Порт-Артур, и Вей-Хай-Вей, и желала удержать ключ от ворот китайской столицы в своих руках. По Сймоносекскому договору (17 апреля 1895 года) Китай уступил своей победительнице Ляо-Дунский полуостров с Порт-Артуром и Талиенваном в вечное обладание и соглашался на занятие японскими войсками Вей-Хай-Вея и Шан- Дунского полуострова впредь до выполнения Китаем остальных условий мира. Русское министерство иностранных дел, едва условия договора стали известны, поспешило обратиться к остальным европейским кабинетам с Заявлением, что переход в руки Японии Ляо-Дунского полуострова обозначает собой „постоянную угрозу столице Китая, делает в то же время призрачной независимость Кореи и в будущем явится непреоборимым препятствием для поддержания мира на Дальнем Востоке". На русский почин откликнулась Франция, уже русская союзница формально, Германия, имевшая свои виды на японские завоевания, как обнаружилось очень скоро, и Испания, тогда еще владевшая Филиппинами.

В ответ на совместное „представление" этих держав японское правительство в первую минуту запросило-было своих главнокомандующих на суше п на море, считают ли они возможным оружием защищать приобретения Японии от кого бы то ни было. Но, получив ответ, что все военные ресурсы следует признать уже исчерпанными, дипломатия микадо вынуждена была пойти на уступки и, попытавшись сначала отстоять хотя бы один Порт-Артур, под конец отказалась от всяких территориальных приобретений за счет Китая, под условием увеличения денежной контрибуции. Китай был „спасен": по словам одного европейского дипломата, очень близко наблюдавшего события, он в это время гораздо больше боялся своей спасительницы, нежели самих японцев.

Comments are closed