Колоссальный организм

Что его колоссальный организм был надломлен, на это существуют положительные указания: после Альминского сражения он потерял сон; с конца января он постоянно жаловался на недомоганье. Если, стало быть, и признать отравление, то приходится считать его медленным и постепенным—с целью придать ему характер естественной, болезни. При посредстве яда пли без него, в силу естественных условий, Николай пал жертвою крушения своей системы.

Его преемник считал долгом чести сделать вид. что в этой системе ничто не изменилось и не может измениться. Принимая иностранных послов, Александр Николаевич заявил им, что он намерен придерживаться начал, руководивших политикою Александра Г и Николая I. „Начала эти суть начала Священного Союза", прибавил он. Но он тут же должен был признаться, что „этот Союз более не существует". Отдав на словах дань традиции, Александр II не сделал никаких реальных усилий для ее поддержания. Если он продолжал войну, то он делал это единственно с целью добиться более выгодного соотношения сил, чем какое было в феврале 1855 года. В первое время, однако, на это было мало надежды. Известия, присылавшие новым главнокомандующим, были ничуть не веселее старых. Несколько дней спустя после приезда в Севастополь, Горчаков писал Александру II: „Положение наше довольно трудно; подступы неприятеля столь сближены, что Севастополь может держаться только при весьма сильном гарнизоне". Единственным шансом в его глазах являлась счастливая случайность: „война имеет много случайностей", писал он, „и надобно рассчитывать, что неприятель не всегда делает, что мог бы“. „Ход дела в Крыму издавна весьма испорчен", писал он несколько позже, „и полагая даже, что мне удастся отстоять Севастополь до прибытия 40 батальонов, следующих из южной армии—что, впрочем, весьма сомнительно— я не менее того буду гораздо слабее неприятеля, который стягивает сюда огромные силы“.

Очень скоро обнаружилось, что неприятель готов оправдать худшие ожидания Горчакова и „делает все, что может. В средине мая флот союзников предпринял очень удачную экспедицию в Керченский пролив и Азовское море с главною целью уничтожить огромные склады провианта, заготовленного Зимою для русской армии. Цель эта была достигнута вполне: запасы были сожжены нами самими при приближении неприятеля. Так было уничтожено в Керчи 100 тыс. четвертей хлеба, в Геническе столько же, в Бердянске 40 тыс. и т. д.

Comments are closed