Конфискация всех земель кабардинцев

Так как даже желанием „полного подчинения" трудно объяснить такие меры, как конфискация всех земель кабардинцев (правда, скоро взятая назад,—по явной невыполнимости) иди сознательное отнятие у чеченцев тех земель, которые были совершенно необходимы для их хозяйства: если и допустить, что горцы могли отказаться от своей свободы и своего права, то привычка есть слишком неискоренима в человеке. А между тем именно с этими последними мерами, доведшими горское население до крайней нужды—о которой с удивлением говорили сами русские администраторы, что они не понимают, как горцы могут переносить ее—связан тот взрыв религиозного энтузиазма, который сплотил воедино разноязычные племена Кавказского хребта, подчинил эту пеструю и плохо слушавшуюся своих местных вождей массу железной военной диктатуре и превратил легкую добычу карательных экспедиций в грозного врага, с которым лучшие силы николаевской армии не могли справиться тридцать лет.

Мистика создает таким образом иерархию, но основанную не на обладании старшими какими-либо материальными преимуществами, а на глубоком энтузиазме младших, на их жажде повиновения, если можно так выразиться. Такая аскетическая иерархия, аналогичная иерархии католических монашеских орденов в средние века, упраздняла всякую светскую иерархию рядом с собой: во имя тариката дагестанский пастух требовал себе повиновения от знатнейших черкесских князей—и получал его. Здесь был демократический элемент аскетизма, так ярко выступающий на Западе в ордене францисканцев, например. Но как и гам, на Кавказе для появления и распространения такого учения необходимы были, во-первых, соответствующая социальная почва—во-вторых, соответствующее настроение масс. Первая нашлась в демократических общинах Дагестана—где зародился и дольше всего продержался кавказский мюридизм, а второе в большей, чем даже нужно было, степени создавала русская политика относительно горцев.

Связь распространения и усиления ислама в горах с войною против русских была заметна еще гораздо раньше 20-х годов девятнадцатого века. Вот какими чертами описывает уже. цитированный нами историк Чечни движение, поднятое Шейхом-Мансуром в конце предшествовавшего столетия.

Comments are closed