Конституции более нового типа

Даже конституции более нового типа могли быть довольно удовлетворительны, если избирательное право в них было ограничено разумным цензом: Александр, напр., был большим сторонником французской хартии 1814 года и до некоторой степени ускорил ее опубликование, объявив Людовику XVIII— колебавшемуся принять на себя определенные политические обязательства—что русские войска не выйдут из Парижа, пока хартия не будет опубликована. Но эта хартия вскоре же затем дала Франции „несравненную палату11— сплошь из диких помещиков. А когда буржуазия освоилась с новыми условиями парламентской борьбы и стала в большом числе проникать в палату—Александр потребовал изменения избирательного закона, помещикам искусственно был дан перевес над остальными классами населения, и скоро Франция имела „вновь обретенную палату". Власть помещика над низкорожденным так же исходила от бога, как и власть государя над помещиками. Священный Союз брался охранять весь „порядок", а не только личные интересы коронованных особ. Это и давало ему значение знамени, под которым шла вся европейская реакция вплоть до того, как демократическая революция 1848 года нанесла ей смертельный удар.

Февральская революция 1848 года была первой пролетарской революцией в истории мира. Для периода с 4 мая по 25 июня это признано давно: Маркс сразу определил этот период, как эпоху «борьбы всех классов против пролетариата» 1). Предыдущий период—от 24 февраля по 4 мая—он характеризовал, как «всеобщее братанье»: можно подумать, что и Маркса обманула сентиментальная фразеология Ламартина. Но конкретное изображение этого периода в «Классовой борьбе» не оставляет тени сомнения, что классовый пролетарский характер и этого периода был для Маркса совершенно ясен. «Если Париж, благодаря политической централизации, господствует над Францией, то рабочие в моменты революционных потрясений господствуют над Парижем», говорит он там. И дальше он показывает, как рабочие заставили буржуазию провозгласить республику и как они же вынудили эту буржуазную республику принять на время социалистическую защитную окраску. «Подобно тому, как июльская монархия принуждена была объявить себя монархией, обставленной республиканскими учреждениями, февральская республика принуждена была объявить себя республикой, обставленной социальными учреждениями. Парижский пролетариат добился и этой уступки».

Comments are closed