Континентальная блокада

„Мы уже довольно сожгли пороха, и довольно пролито крови; ведь когда же ни будь надобно покончить! За что мы деремся?" — По-видимому, ради заключения мира Наполеон не прочь был даже от некоторых уступок в области континентальной блокады. „Вы хотите иметь сахар и кофе“, говорил он: „вы будете иметь их“. Обо всем этом он просил Тучкова довести до сведения императора Александра—через посредство брата Тучкова (корпусного командира).

Трудно сказать, какое впечатление произвели бы эти симптомы в Петербурге, если бы они там стали известны во-время. Но при тогдашней медленности сношений судьбы армии и войны решались в столице, обыкновенно, очень задним числом. В то время, как происходили бои под Смоленском, столичная публика была под впечатлением удачного соединения армий, с одной стороны, „нерешительности и медленности" Барклая, с другой. Все истинные патриоты требовали немедленного перехода в наступление—и перемены главнокомандующего. Известия из лагеря Багратиона и его сторонников в сильной степени подогревали настроение. Императору Александру, чувствовавшему свою ответственность за Барклая, которого он, и никто другой, вывел в люди, сделал военным министром и главнокомандующим, предстояло решиться на шаг, аналогичный перевороту 17 марта 1812 года: чтобы удовлетворить общественное мнение русского дворянства, тогда он расстался со Сперанским; теперь для той же цели нужно было не только заменить Барклая кем-нибудь другим—но и выбрать этого другого непременно из

оппозиции. Александр Павлович видел необходимость пойти на Эту уступку—и весьма антипатичный ему еще с Аустерлица Кутузов стал главнокомандующим. По обыкновению, дело было обставлено некоторой конституционной комедией: в вечер второго смоленского сражения (5 августа) особое совещание из высших военных чинов, некоторых министров и членов государственного совета, в течение трех часов заслушав и обсудив отчеты Барклая-де-Толли о ходе военных действий, „пришло к заключению", что необходимо назначить одного, общего главнокомандующего всеми вооруженными силами России и что этим главнокомандующим должен быть Кутузов. Последний за несколько дней перед тем был возведен в княжеское достоинство, и весь Петербург знал, что главнокомандующим будет назначен именно он.

Comments are closed