Корм, запасенный для скота

Целый ряд аулов был разорен—при чем у населения отнят или истреблен был корм, запасенный им для скота. Последний падал массами—сами лишенные крова чеченцы страшно страдали от холода: но все это, достаточное, по мнению руководившего карательной экспедицией генерала (все тот же, отзывы которого о чеченцах выписаны выше), „чтобы поработить всякий другой народ"—„едва поколебало нескольких чеченцев—упорство их неимоверное". А летом того же года восставшее под предводительством одного из последователей Курали Магома население взяло одну из русских крепостей по Тереку и тесно обложило другую. Под ее стенами подоспевшие русские войска нанесли поражение инсургентам. Но на другой же день обращение командовавшего русского генерала, Лисаневича, вызвало новую вспышку ярости—уже единоличную: и он, и его товарищ (Греков), цитированный нами выше, были убиты одним мюридом. На некоторое время Кавказская линия осталась вовсе без генералов. Приехавший Ермолов „привел все в порядок11: но это была иллюзия; наступил перерыв только в военных действиях—движение же продолжалось с тех пор непрерывно, если не в Чечне, то в Дагестане. Преемником Курали-Магомы, им самим официально признанным, явился Знаменитый Казы Мулла—из аула Гимри в северном Дагестане,—в сношениях с которым, по донесениям русских шпионов, были „все мусульмане Кавказа". „Направление политики и отношений наших к ним (горцам) были ошибочны", писал Паскевич императору Николаю 8 мая 1830 г. „Жестокость в частности умножала ненависть и возбуждала к мщению; недостаток твердости я нерешительность в общем плане обнаруживали слабость и недостаток силы". Но было слишком поздно – теперь сами горцы не думали ни о чем, кроме войны. Клзы-Мулла был убит в бою с русскими в 1832 г., но его дело продолжал его преемник, Гамзат-Бек. Руссофильская политика аварских ханов (крупнейших из дагестанских князьков) только вырыла им могилу: движение, и без того демократическое, и без того смещавшее всех ханов и беков и заменявшее их „наибами“ предводителя священной войны, имама, расправилось с изменнической династйей с особенной жестокостью. Ханское семейство было истреблено до последнего — не пощадили ни женщин, ни детей. Дворец ханов был разграблен, а их подданные признали власгь имама. Гамзат-Бек поплатился жизнью за эту расправу—его убили кровомстители за смерть аварских ханов. Но движение от этого только выиграло, получив в качестве вождя способнейшего администратора и полководца, какого только выдвинули горцы во время борьбы с русскими, принца Шамиля.

Comments are closed