Косвенная помощь

Он только не прав был, когда утверждал, что это делалось „без всякой помощи государственной организации". Косвенная помощь, помимо всего указанного выше, была хотя бы уже в том, что правительство не мешало открытому существованию в Москве, при комитете, форменного вербовочного бюро, для набора добровольцев в сербскую армию. Но людей русское общество дало, относительно, гораздо меньше, чем денег. Через славянский комитет было завербовано 1176 человек, а всего русских добровольцев в Сербии, по самым оптимистическим расчетам, считали до 6 тысяч. Это была капля в море против стотысяч

ной турецкой армии. Шли преимущественно отставные военные, офицеры и солдаты, нередко помнившие еще Севастополь. Немало было бродячего люда, искавшего просто даровых хлебов: среди этой части находились и такие, которые в пьяном виде расстреливали самих же „братьев славян", как об этом с горечью рассказывал сам ген. Черняев. Но шла и зеленая молодежь, сбитая с толку шумихой фраз об „освобождении угнетенных" и о „всеславянском деле". Эти возвращались из Сербии, по большей части, горько разочарованными.

В этом разочаровании всего меньше повинны были сами сербы. В Сербии и следа не было даже того, на три четверти искусственного, одушевления, какое можно было наблюдать в России. Сербский крестьянин, мирный скотовод и земледелец, и не думал о том, что его где-то считают „юнаком", только и мечтающим о том, чтобы сложить голову в бою с неверными. Между тем сербская армия почти сплошь состояла из таких крестьян, взятых прямо от сохи и совершенно необученных, ибо в Сербии постоянной армии не было, существовала милиционная система в самом зачаточном виде. Турецкие регулярные войска во всех отношениях превосходили эту нестройную толпу и только полной неподготовленностью турок, по обыкновению очень медленно раскачивавшихся, объясняются первые успехи, вскружившие голову ген.

Comments are closed