Личное свидание

Александр давно требовал личного свидания, давно осаждал Коленкура вопросами: „когда же мы едем?“ Уже 22 мая он отказался от своего первоначального условия—разрешить при свидании восточный вопрос—и готов был ехать без всяких условий; Наполеон под разными предлогами оттягивал дело. Теперь все затруднения исчезли. По команде французского императора все государи Рейнского союза собрались в Эрфурт—приветствовать гостя Германии, друга императора Наполеона. Сам господин 2тих коронованных лакеев выехал навстречу Александру за город, за несколько верст. Возобновились дружеские излияния Тильзита. Правда, придворная хроника сообщала о некоторых шероховатостях; из уст в уста передавались слова Наполеона, Что он подвергает себя всем этим неприятностям только из-за Испании; рассказывали о сильной сцене между ним и его союзником, когда Наполеон бросил на пол шляпу и топтал ее ногами; передавали о некоторых намеренных бестактностях, способных уколоть императора Александра,—в роде раздачи наград за Фридланд в его присутствии. Но все это было более или менее за кулисами. Официально все обстояло благополучно—и Александр уехал из Эрфурта по-прежнему союзником Наполеона, увозя с собою желанный „кусок Турции": по поводу дунайских княжеств состоялось соглашение, отвечавшее желаниям России.  

Но дальше этого его жертвы в пользу „самаго прекрасного и самого справедливого дела“ не пошли. Наполеон достиг своей цели: он расколол коалицию еще раньше, чем она успела образоваться. Он мог уничтожить союзников 1805 года по частям: покончив с Австрией в 1809 году, он имел теперь полную возможность, на досуге и не спеша, подготовлять поход 1812 года в Россию.

Около 1810 года борьба между Англией и Францией дошла до своего критического момента. Континентальная блокада, поддерживаемая со всей суровостью военного положения, начинала давать некоторые результаты. Французская промышленность, освобожденная от конкуренции, понемногу завоевывала европейский рынок; с Францией делили ее выгоды другие страны, попавшие „под иго Наполеона: расцвет текстильного производства в Саксонии падает как раз на это время. Европейская буржуазия оказывалась все более и более заинтересованной в поддержании французского владычества.

Comments are closed