Маленькие отряды фуражиров

Маленькие отряды фуражиров не могли на десять верст отойти от армии, не рискуя быть истребленными;  приходилось посылать на фуражировку пехоту с пушками—но и это не помогало. Между тем немного в стороне от большой дороги было множество деревень, сокрушённо нетронутых— откуда потом с успехом продовольствовалась русская армия, преследовавшая Наполеона.

Разложение французских войск сказалось весьма быстро— в первые же дни по занятии ими Москвы. Главным образом этим приходится объяснить благополучное маневрирование в конец расстроенной русской армии по южным уездам- Московской губернии, между рязанской дорогой (по которой первоначально пошел Кутузов) и калужской. Благодаря . тому маразму, в который впала „Большая армия Наполеон до 14 сентября не предпринял даже сколько-нибудь обстоятельной рекогносцировки, чтобы узнать, куда же именно ушел Кутузов. Это дало время русскому штабу принять некоторые меры против стихийного хаоса, водворившегося в армии уже со времени отступления от Смоленска и достигшего крайней степени после оставления Москвы. Сторожевая служба упала до того, что однажды два эскадрона неприятельской кавалерии едва не взяли в плен самого начальника арриергарда, Милорадовича, незаметно подъехав к дому, где он ночевал. Другой раз в хвосте нашей армии, в непосредственном соприкосновении с французскими передовыми постами, оказалась пехота с тяжелой (батарейной) артиллерией,—конница же, которая должна была прикрывать отступление именно этой артиллерии и пехоты, далеко ушла вперед. Любопытным памятником этого хаоса осталась особая присяга, которую именно в это время предполагалось брать с нижних чинов: „не отлучаться от команды и не грабить". Присяга была прислана из Петербурга—но на месте нашли неудобным так обнаруживать свое отчаяние и ограничились строгим приказом по армии.

Единственным средством привести армию в порядок было— перевести ее на несколько недель на мирное положение: этой пели и отвечала стоянка в Тарутинском лагере, куда русская армия вступила 20 сентября. С этого дня и до 6-го октября было нечто в роде перемирия, хотя формально и не заключенного.

Comments are closed