Маленький народ

Когда перед самой войной турецкая армия Омер-паши готовилась вторгнуться в Черногорию и смести маленький народ с липа земли, не русский посол в Константинополе, а австрийский генерал властным словом остановил нашествие. Не мудрено, что во время войны и без советов полковника Ковалевского— которому тоже вначале было предписано внушать черногорцам „спокойствие—последние больше оглядывались на Австрию, чем на Россию. Ближайшие к нам географически обитатели Молдавии и Валахии обнаруживали еще менее горячности к борьбе с неверными—и, помня подвиги русского правительства в 1848 году, предпочитали прямо оказывать услуги туркам. Наконец, что касается турецких христиан вообще, то как раз в эту минуту они были успокоены торжественным заявлением Порты, обещавшей им неприкосновенность их религии и церковного иммунитета—-тем самым фирманом, который султан издал в ответ на настояния Россия и по совету своих западных союзников. Более проницательная часть райи могла догадываться, что фирман и на этот раз останется писанной бумагой—но это все же было хоть обещание, а дружба с Россией при настоящем положении вещей ничего не обещала, кроме неприятностей. В результате, греческое духовенство, с константинопольским патриархом во главе, нашло возможным поднести султану верноподданнический адрес с изъявлениями своей преданности. Патриарх вообще держал себя так, что у английского посла, Стрэдфорда Рэдклифа, явилась, как говорят, даже мысль—использовать его с целью причинения специально церковных неприятностей русскому правительству: патриарх должен был объявить русскую церковь отпавшею от православия. Так далеко, однако же, греческий иерарх не пошел.

Когда военные действия возобновились переходом русских войск через Дунай—в марте 1854 года—новая фаза русской политики была еще в самом начале, но никаких утешительных перспектив уже не было видно. В течение зимы в княжествах было сосредоточено до 120.000 войска; во главе его стоял сам фельдмаршал Паскевич—и тем не менее, ничего похожего но недавнюю самоуверенность нельзя было заметить. Новый главнокомандующий уезжал с самыми мрачными предчувствиями.

Comments are closed